Газета
Подписаться
Доллар США55.963
ЕВРО62.111
Индекс ММВБ1631.65
Индекс РТС919.61
S&P 500 Index2076.78
BRENT60.22
Золото1171.6
Статья опубликована в № 2488 от 18.11.2009 под заголовком: От редакции: Заложники следствия

Невиновный Сергей Магнитский умер в тюрьме самым средневековым образом

Юрист инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергей Магнитский, оказавшийся в тюрьме по обвинениям в налоговых махинациях, умер во время следствия, сообщила вчера пресс-секретарь Следственного комитета при МВД Ирина Дудукина. Через несколько часов президент Дмитрий Медведев встретился с министром юстиции Александром Коноваловым и сказал тому, что уголовные наказания должны быть современными, а не средневековыми.

Формально между двумя этими новостями нет связи – потому что вина Магнитского не доказана судом, он умер в Бутырке во время следствия. Юридически невиновный человек умер в тюрьме самым средневековым образом.

Магнитскому было 37 лет, арестован он был около года назад по делу о неуплате налогов структурами Hermitage на 3,8 млрд руб. В ходе судебных слушаний в сентябре он жаловался на отсутствие необходимой медицинской помощи в связи с серьезным заболеванием желудочно-кишечного тракта, а также на плохие условия содержания в Бутырской тюрьме, включая отсутствие туалета, горячей воды и окон.

Самый общий вывод: да, в России очень плохие условия в тюрьмах, сизо и колониях. Да, бывают смерти. Да вот и милиционеры порой кого-нибудь застрелят или запытают.

Но дело не только в негуманности российской правоохранительной системы. Магнитский стал таким же заложником, как Василий Алексанян или Светлана Бахмина в деле ЮКОСа. Содержание под стражей тяжелобольных подсудимых, обвиняемых не в насильственных, а в экономических преступлениях, стало привычным методом работы отечественных следователей. Алексанян за два года и восемь месяцев пребывания в сизо заболел туберкулезом и СПИДом, ослеп, наконец, ему удалили селезенку. Один из обвиняемых по делу замминистра финансов Сергея Сторчака – Игорь Кругляков провел в сизо почти год, его освободили только после заключения консилиума и независимой медэкспертизы о необходимости срочной операции на сердце. И это только фигуранты громких дел.

К числу таких дел, безусловно, относится и дело Hermitage – фонда, созданного двумя американцами в 1996 г. и специализировавшегося на инвестициях в Россию (их суммарный объем к 2006 г. достиг $4 млрд). Hermitage прославился активной борьбой за права миноритарных акционеров в российских компаниях – «Газпроме», Сбербанке, «Сургутнефтегазе», «Роснефти», «Сиданко», РАО ЕЭС.

Проблемы фонда в России начались в 2004 г. с обвинений в налоговых махинациях. В 2007 г. в результате обыска в московском офисе Hermitage были конфискованы документы, которые помогли мошенникам завладеть правами собственности на три дочерние компании фонда. Они были использованы, чтобы вернуть из российского бюджета налоговые платежи на 5,4 млрд руб. Скорость, с которой подставные компании получили налоговый возврат на такую крупную сумму, по мнению Hermitage, доказывает причастность к мошенничеству со стороны высоких российских чиновников. Магнитский в 2008 г. дал обличающие показания о вовлечении ряда сотрудников правоохранительных органов в осуществление мошенничества, вскоре после этого он был арестован группой тех же сотрудников МВД, утверждает Hermitage.

Силовики в случае общения с тяжелобольным подследственным имеют удобный инструмент давления и намекают своим подопечным, что готовы подарить им свободу (а значит, и жизнь) в обмен на нужные показания. Но нахождение тяжелобольного человека за решеткой без надлежащей медицинской помощи – это пытка, которая запрещена 3-й и 7-й статьями Европейской конвенции по правам человека, которую подписала и Россия.

Предварительное заключение невиновного до суда вообще похоже на изощренную средневековую месть. Но, как мы видим, практикуется в России даже при расследовании экономических преступлений – несмотря на благостные разговоры президента о гуманизации системы исполнения наказаний и замене заключения подпиской о невыезде или электронными браслетами.