Статья опубликована в № 2618 от 03.06.2010 под заголовком: Будущее «Газпрома»: Что делать с достоянием

Представьте, что вы начальник «Газпрома»

Представьте, что вас назначили начальником «Газпрома». И сначала вам кажется, что это безумно сладкая работа, где существует устойчивый денежный поток, к которому стоит лишь слегка прислониться – и все ваши (и ваших наследников) проблемы решены навсегда. Но по мере ознакомления с ситуацией вы понимаете, что компания стоит на пороге стратегического выбора: что делать, куда двигаться в ближайшие десятилетия? Более того, компания находится в не самом благоприятном окружении. Вот смотрите.

Долгие годы все производственные успехи компании опирались на разведанные и разработанные в советское время гигантские западносибирские месторождения, а это значит, что издержки на добычу газа были минимальными, ограничивались текущими затратами, не требуя затрат на подготовку и освоение месторождений. Но всему хорошему приходит конец, и добыча на этих месторождениях начала снижаться. А это значит, что компании нужно идти все дальше на север, на Ямал, затрачивая десятки миллиардов долларов на разработку новых месторождений, что делает новый газ все более и более дорогим (по мере того как доля добываемого на новых месторождениях газа растет).

Долгие годы существенным подспорьем для «Газпрома» был среднеазиатский газ, главным образом туркменский, который можно было покупать по внутренним ценам, а продавать – по экспортным, пока у Туркмении не появились новые покупатели в лице Китая и Ирана. И вот новые покупатели, как следует прокредитовав наращивание добычи газа в Туркмении и строительство новых газопроводов, начали активно закупать туркменский газ (суммарные покупки этих двух стран превышают газпромовские), и, следовательно, продавец, осознав свои возможности, поднял цены до того самого уровня – европейская цена минус транспортные издержки, – по которым «Газпром» продает газ европейским потребителям. То есть выполнить обязательства по поставкам газа за счет Туркмении можно, а вот заработать на них нельзя.

Долгие годы бывший почти домашним европейский рынок газа служил верой и правдой, но в последнее время он постепенно становится все более конкурентным, а значит, и менее привлекательным. За последние годы производители газа в разных регионах мира вложили огромные ресурсы в добычу и транспортировку газа. Только пошли они не по пути прокладывания трубопроводов (а какой прибыльный бизнес!), а по пути сжижения газа и перевозки его танкерами. В результате у поставщиков газа появилось больше гибкости в вопросах хранения газа и географии поставки – ведь танкеру все равно, в какой порт идти, – они с большей охотой перешли к использованию спотовых цен, изменяющихся каждый день в зависимости от соотношения спроса и предложения в разных точках мира. А тут еще мировой кризис (будь он неладен) случился, и спрос на газ упал, конкуренция обострилась.

Долгие годы «Газпром» готовился к выходу на американский рынок, но поскольку прийти туда можно только со сжиженным газом, а своих мощностей по сжижению у «Газпрома» до сих пор нет, то нужно было вести длительные и изнуряющие переговоры со своими конкурентами по всему миру, пытаясь договориться об обмене: мы вам газ по трубе в Европе, а вы нам – танкерами в Америке. Однако проделав пару таких операций, компания быстро убедилась, что получается шило на мыло: проблем куча, прибыли мало, а то и вовсе убытки. А тут еще и непонятно откуда взявшийся сланцевый газ хлынул на американский рынок. То есть понятно, откуда его взяли – из-под земли, из сланцевых пород, газ-то обычный, и о его наличии было известно давно, но ведь ваши специалисты утверждали, что экономически этот газ добывать неэффективно. Но ведь не зря все уверены в том, что Америка – мировой технологический лидер, нашли они решение этой проблемы, причем, как водится, сделали это не гиганты нефтегазовой отрасли, а маленькие компании, которые в России давят все кому не лень. И вот всего за полтора года сланцевый газ занял 25% американского рынка, вытеснив оттуда импортируемый сжиженный газ, а Америка не только обеспечила себя запасами газа на 100 лет (в худшем сценарии, а в лучшем – на все 700), но и вышла на первое место в мире по добыче газа.

Вытесненный из Америки сжиженный газ (ведь танкеры быстро могут поменять курс) пошел в Европу и Азию, где очень быстро цены на спотовом рынке стали в два раза ниже, чем газ, поставляемый по газпромовским трубам. Ну, хорошо еще, что в Европе поставки газа опираются на долгосрочные контракты с привязкой к ценам на нефть и с оговоркой «бери или плати», т. е. потребителям и деться особенно некуда, а брать российский газ приходится – иначе придется платить, даже не потребляя газ. Правда, пользуясь всеми возможностями, европейские потребители один за одним добиваются от «Газпрома» постепенного перехода к спотовым ценам – сначала 15% от объема поставок, а потом все больше и больше. А вот на китайском рынке, похоже, приходится ставить крест: долгие годы «Газпром» пытался проникнуть туда и даже ради этого загнал в тупик разработчиков Ковыктинского месторождения, но теперь конкурировать по ценам со сжиженным газом просто нет никакой возможности. А тут еще выяснилось, что и в Китае есть сланцевый газ, и в Европе, и там и тут начались работы, которые в самое ближайшее время покажут, может ли его добыча быть эффективной. Если ответ будет положительным, то следует ожидать резкого увеличения предложения газа на европейском рынке. А значит, и дальнейшего снижения цены (сегодня сжиженный газ в Европе на 30–40% дешевле трубопроводного).

Но ведь этот рынок является для «Газпрома» единственной возможностью продать свой газ – трубу развернуть никуда невозможно, да и новую построить особо некуда. (То есть можно, но опять-таки в ту же самую Европу). И получается, что себестоимость добычи вашего газа постепенно растет, а цена продажи – снижается. Одна остается надежда – внутренний рынок. Благо правительство понимает, что «то, что хорошо для «Газпрома», хорошо для России», и утвердило стратегию постепенного повышения цены на газ для российских потребителей вплоть до «европейской минус транспортные издержки» к 2014 г. И вот как-то незаметно в прошедшем году впервые в истории внутренние продажи газа принесли «Газпрому» прибыль. Пусть всего (!) 70 млрд руб., но уже ни о каком субсидировании речи не идет.

Правда, и на внутреннем рынке усиливается конкуренция. Казалось, «Газпрому» удалось забетонировать свои позиции до такой степени, что и надежд у других производителей газа не осталось, даже у государственной «Роснефти». И надо же такому случиться, что на сторону оппонентов встал очень влиятельный вице-премьер, являющийся по совместительству председателем совета директоров помимо «Роснефти» еще и компании «Интер РАО», крупного потребителя газа на своих электростанциях. И вот уже на столе у премьера лежит согласованный всеми проект постановления о доступе производителей газа к трубе. Конечно, премьер в обиду не даст – лежит-то проект лежит, но подпись на нем который уже месяц не появляется. А вот «Интер РАО» взяла да и разорвала контракт с «Газпромом» на поставку газа и заключила другой, более выгодный с «Новатэком», в котором у «Газпрома» хотя и есть 20%-ный пакет, но не контрольный, и даже не самый крупный. А крупнейшим акционером «Новатэка» является старый и личный друг премьера, а своих премьер в обиду не даст. А представляете, что получится, если и другие энергогенерирующие компании пойдут по пути «Интер РАО»? Одним словом, только успевай защищаться.

И вот в такой ситуации вам нужно принять решение о том, в каком направлении развиваться. Конечно, можно все оставить без изменений: делать вид, что на газовом рынке никаких перемен не происходит, строить новые «потоки», тратить сотни миллиардов рублей на освоение Ямала и Штокмана, «мочить» внутренних конкурентов и сквозь пальцы смотреть на то, как вокруг компании и внутри нее обогащаются десятки и сотни людей, вздувая расценки на любые товары и услуги до неприличных высот. Только вот понятно, что долго такая ситуация не продержится. Цены на газ в Европе у всех конкурентов будут ниже, следовательно, давление потребителей (в том числе и политическое) будет возрастать и доходы от экспорта – снижаться. Финансировать освоение новых месторождений и строительство «потоков» придется за счет новых заимствований, что еще больше будет раздувать себестоимость и... (можете не сомневаться) в какой-то момент вы обнаружите, что компания никак не может показать прибыль, что в долг уже мало кто дает, а долги по оплате поставщикам растут как снежный ком. Скажете, не может такого быть? А вспомните «Норильский никель» и других гигантов советского прошлого, включая всю нефтянку, которые, будучи государственными предприятиями, в первой половине 90-х были настоящими банкротами. И что их спасло? Приватизация! Значит, и «Газпрому» это светит.

Есть ли альтернатива? Да: сделать «Газпром» настоящей рыночной компанией, согласившись с тем, что больше не удастся усидеть одновременно на двух стульях, являясь продолжением государства и борясь с конкурентами на рынке. Признать сделанные ошибки и начать их исправлять. Исправление ошибок в бизнесе – процесс болезненный, занимающий время и на первый взгляд ослабляющий позиции вашей компании. Ведь пока вы работаете над ошибками, вы должны притормозить темпы развития, поставить крест на каких-то проектах и «отдать инициативу» конкурентам. Но если ваши действия окажутся верными, то через не очень длительное время все убедятся, что ваши позиции только окрепли.

Итак, во-первых, нужно отказаться от удержания газовой трубы в своих руках – слишком дорогим стало это удовольствие, слишком велики затраты, слишком дорогим становится ваш газ, – выделив системы газопроводов в новую компанию с тем же составом акционеров (это проще) или же сделав из нее 100%-но государственную компанию (придется договариваться с миноритариями о коэффициентах обмена, о дележе долгов и активов). Вторым очевидным шагом является приостановка проектов (снижение темпов их реализации) по освоению новых месторождений по крайней мере до тех пор, пока ценовая ситуация на рынке не станет более определенной и вам не удастся заключить с потребителями контракты на таких условиях, которые будут делать ваш бизнес рентабельным. Совсем отказаться от российского газа европейские потребители пока не смогут, покупки российского газа, пусть и по чуть более высокой цене, будут гарантировать стабильность поставок и диверсификацию поставщиков. Поскольку приостановка газпромовских проектов может привести к дефициту газа внутри страны или к срыву экспортных поставок, нужно прекратить «мочить» конкурентов, а, напротив, всячески их поддержать, чтобы они смогли нарастить добычу газа, заместив снижение добычи в «Газпроме». С кем-то можно поделиться имеющимся опытом и технологиями, с кем-то войти в совместные предприятия по принципу раздела продукции, не чураясь миноритарных долей, в том числе и при разработке месторождений, принадлежащих «Газпрому». Нужно перестать блокировать разработку Ковыктинского месторождения и, забыв о китайском рынке, протянуть не очень длинную трубу до соединения с существующими газопроводами и начать поставки ковыктинского газа в Россию. Ну и, конечно, нужно разобраться с тем, сколько и на какие цели тратится в компании, насколько рациональны и эффективны процедуры контроля за издержками.

В результате через несколько лет обновленный «Газпром» хотя и потеряет какую-то долю в добыче газа в России, все равно будет оставаться крупнейшей газодобывающей компанией в стране. Отказавшись от амбициозных, но неэффективных проектов, наладив контроль за расходами, компания сможет улучшить свое финансовое положение и накопить свободные ресурсы. И уже потом, с пониманием окружающего мира, конкурентной ситуации, ценовых перспектив, решить, нужно ли идти на север (не говоря уже про шельф) за новым газом или гораздо эффективнее вложить средства в европейскую электрогенерацию, что можно будет сделать, только отказавшись от контроля за трубой, или в энергосбережение и замещение газа альтернативными источниками топлива в России, или же сконцентрировать свои усилия на переработке газа и развитии химической промышленности (правда, контроль над «Сибуром», похоже, потерян, но ведь всегда можно снова сесть за стол переговоров), – одним словом, сосредоточиться на тех направлениях бизнеса, которые окажутся наиболее привлекательными, приносящими наибольшую прибыль. То есть превратиться в обычную компанию, отказавшись от желания подминать под себя всех подряд. А ответственность за снабжение страны газом, спросите вы? Так об этом пусть правительство думает, изменяя режим доступа к недрам, налоговый режим, создавая стимулы, – одним словом, пусть правительство займется экономической политикой.

Какой выбор сделали бы вы?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать