Статья опубликована в № 3091 от 27.04.2012 под заголовком: Gorod Project: Москва для креативного класса

Владимир Мау: Москва для креативного класса

  • Владимир Мау

Кризис – это всегда время стратегии. Не обязательно явной, выходящей под таким названием. Но это всегда время поиска новых горизонтов, приоритетов и предпочтений. Это касается как стран, так и отдельных регионов.

Москва не исключение. Правда, здесь постановка вопроса о стратегии связана не столько со структурными вызовами глобального кризиса, сколько с внутренней логикой политического развития этого крупнейшего мегаполиса. На протяжении 20 лет серьезное обсуждение проблем Москвы было почти невозможно. Двадцатилетнее пребывание руководителя у власти не способствует критическому осмыслению накопленного опыта, даже если у этого опыта есть и очевидные достижения.

Сейчас стратегия востребована. Она обсуждается и в правительстве Москвы, и в экспертном сообществе. Ее задача состоит в осмыслении контуров и развилок сбалансированного развития региона, определении приоритетов этого развития. В предлагаемой статье хотелось бы обозначить несколько проблем, которые представляются приоритетными для развития Москвы, ведь проблемы и решения в столице во многом задают тон социально-экономическому развитию России.

Последний тезис особенно важен – как с политической, так и с методологической точек зрения. Его часто отказываются принимать или, если и не опровергают, видят в нем порочность современной социально-экономической модели. Между тем ключевая роль Москвы – это реальность, которую надо принять как основу для дальнейшей работы над стратегией. Даже если относиться к «москвоцентризму» неодобрительно, все равно изменить такую ситуацию в обозримой перспективе невозможно, да и не нужно. В мирном, поступательном социально-экономическом развитии страны Москва всегда будет задавать тон и ориентиры для развития всей России. Именно поэтому в качестве первого тезиса стратегии я бы предложил следующее: то, что хорошо для Москвы, хорошо и для России.

Конечно, этот тезис не следует трактовать примитивно. В конце концов, инвестиционные, бюджетные и человеческие ресурсы ограничены – и в рамках каждого ограниченного временного интервала регионы будут конкурировать между собой за привлечение ресурсов. Однако в стратегической перспективе пирог не является конечным, он сам растет, и Москва должна выступать важнейшим драйвером этого роста. И только при этом условии сможет реализовать свои лидирующие позиции и оправдывать этот самый принцип – что хорошо для Москвы, хорошо и для России. Иными словами, справедливость этого принципа не абсолютна, не вытекает однозначно из столичного положения Москвы, но она должна постоянно подтверждаться и доказываться в конкурентной борьбе за лидерство.

Что надо сделать для того, чтобы Москва выступала драйвером национального роста? По сути, именно в поиске ответа на этот вопрос состоит главная задача и смысл стратегии.

Способность быть лидером предполагает способность формулировать ключевые задачи своего времени и находить адекватные инструменты для их решения. Эти задачи не являются универсальными во времени и пространстве – они всегда конкретны для данной страны и для данной эпохи. В настоящее время существует две основные, системные проблемы, которые стоят перед страной и ответ на которые может и должна найти Москва.

Я имею в виду формирование современной институциональной среды для развития человека и предпринимательства. Это две взаимосвязанные, но разные задачи.

Вторая (предпринимательство, инвестиционный климат) является специфически российской. Страна находится на удручающих позициях в рейтингах инвестиционной привлекательности, национальной конкурентоспособности и проч. Позиции во второй сотне никак не могут устраивать и являются существенным барьером на пути экономического развития.

Первая проблема (человеческий капитал) является общей для всех развитых стран. Известные и хорошо зарекомендовавшие себя модели образования и здравоохранения были разработаны применительно к реалиям индустриализации и очень плохо адаптируются к постиндустриальному миру. Они работали тогда, когда образование давалось один раз в жизни, лечились только больные. Сейчас, когда люди учатся и лечатся на протяжении всей жизни, а спрос их на эти услуги все более индивидуализируется, необходимы принципиально новые подходы к организации этих отраслей. Недаром отрасли человеческого капитала в развитых странах являются в последнее десятилетие предметом интенсивных интеллектуальных поисков и острых политических дискуссий. Россия не является здесь исключением. Более того, как замечал когда-то Егор Гайдар, та страна, которая сможет найти эффективные институциональные решения в сферах образования и здравоохранения, получит мощный импульс в экономическом развитии и фору по отношению к другим странам.

Отсюда второй стратегический тезис: в основу стратегии Москвы должен быть положен принцип институционального лидерства – в отношении как делового (инвестиционного) климата, так и развития человеческого капитала.

Исходя из существующих оценок, основными институциональными барьерами развития (не только экономического) являются состояние судебной системы, правоохрана, а также монополизация (преимущественно административная) строительного рынка. Москва сделала бы колоссальный рывок вперед (и одновременно оказала бы неоценимую услугу всей стране), обеспечив заметное продвижение в этих секторах и задав тем самым современные стандарты качества их функционирования.

Здесь можно услышать возражения двоякого рода. По ряду позиций это компетенция не московского руководства, а федеральных структур. Кроме того, трудно построить коммунизм в отдельно взятом колхозе, т. е. существенно улучшить качество институтов в отдельном субъекте Федерации.

Эти аргументы, хотя и справедливы, никак не являются абсолютными – ни с политической, ни с практической точек зрения. С одной стороны, столичное руководство по понятным причинам всегда принадлежало к высшему уровню политической власти – первый секретарь Московского обкома всегда был членом Политбюро ЦК КПСС. Ситуация не изменилась и сейчас. И именно московскому руководству под силу решать многие задачи федерального уровня.

С другой стороны, целый ряд институциональных решений удается именно на региональном уровне – или в порядке эксперимента, или как результат конкуренции региональных властей. Меня всегда удивляло, каким путем Александру II удалось осуществить свою судебную реформу, создав систему некоррумпированных судов не просто на пустом месте (это было бы проще), а взамен системы, которая была крайне коррумпированной даже по невысоким стандартам российской бюрократии. Простого ответа здесь не существует, однако одним из значимых факторов успеха стало то, что первоначально современные суды были созданы только в Московском и Санкт-Петербургском округах и лишь потом, постепенно, по мере подготовки новых кадров в университетах система распространялась на другие регионы.

Современная Москва и по своим ресурсам, и по своему фактическому статусу может взять на себя инициативу по коренному совершенствованию институциональной системы страны, особенно в сфере правоприменения. Москва должна поставить перед собой задачу формирования самых некоррумпированных судов и полиции – и решить ее в политически приемлемые сроки. То же можно сказать и о политике конкуренции, и об упрощении доступа в строительный бизнес.

Разумеется, решение этих задач не будет простым, но оно вполне реалистично. И главное, продвижение в указанном направлении действительно ключевой вызов, достойный стратегии мегаполиса.

Статья продолжает цикл Gorod Project, посвященный развитию городов. Цикл реализуется совместно с Moscow Urban Forum

Автор – ректор академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать