Статья опубликована в № 3337 от 29.04.2013 под заголовком: Правила игры: Школьный формализм

Константин Сонин: Экономика школьной формы

В первый момент инициатива о введении обязательной школьной формы показалась просто очередным пунктом в эклектичном перечне «назад в СССР», который стремительно пополняется последний год. Некоторая часть этих пунктов, пусть и оформленная уже в виде законов, является просто результатом того, что на наших глазах разваливается система государственного управления. Инициатива о школьной форме на первый взгляд из того же ряда. Популярна она лишь среди тоскующей по прежним временам части элиты; об отношении россиян к ней лучше всего говорит следующее: несмотря на то что у школ давно есть право вводить форму, практически никакая школа, ни в Москве, ни в глубинке, этим правом всерьез не пользовалась. Как и во многих других вопросах, тут граждане не хотят ни в СССР, ни в Российскую империю.

Однако у планов по введению школьной формы есть, говорят, экономическая подоплека. Идея состоит в том, чтобы за счет этой меры повысить спрос на продукцию российской легкой промышленности. Часть денег, возможно большую, можно будет выделить отрасли напрямую – например, в качестве субсидий малоимущим семьям. Казалось бы, в этой идее есть экономический смысл – легкая промышленность, в которой спад после краха плановой экономики был самым сильным из отраслей промышленности, после этого спада так и не восстановилась. Если она будет развиваться, экономика станет более диверсифицированной. Да и в целом замедляющейся сейчас экономике мог бы помочь, как минимум в теории, «фискальный стимул».

Но все эти плюсы от введения школьной формы – в абстрактной теории. На практике это не станет стимулированием совокупного спроса. Это будет просто субсидированием узкой группы владельцев предприятий, выпускающих школьную форму. Если это и приведет к повышению занятости, то к повышению занятости скорее среди мигрантов. (Может произойти как в Сочи, где, несмотря на массовое строительство – и спортивных объектов, и инфраструктуры, – не произошло улучшения уровня жизни граждан за счет повышения занятости. Большая часть строителей, по сведениям СМИ, это специально привезенная дешевая рабочая сила.) Это не создаст правильных стимулов для предприятий – тех стимулов, которые создает рыночная конкуренция. Какой смысл повышать качество, если твою продукцию обязаны покупать? Какой смысл экономить на издержках, если после принятия закона можно просто повысить цены? Не хватит денег у граждан – бюджет заплатит. Это будет не диверсификация, а в точности обратное действие – повышение зависимости от бюджета и, значит, от мировых цен на нефть.

Представьте, действительно, что жирные годы заканчиваются и правительству придется затягивать пояс. В этот момент окажется, что есть предприятия (с тысячами работников), которые выпускают ненужную людям продукцию за государственные деньги. У любого министра финансов потянется рука сократить этот расход... Ничего не напоминает?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать