Иван Крастев: ЕС и Россия недооценили друг друга и украинское общество

Оказалось, что Россия гораздо больше заинтересована в Украине, чем ЕС. Более того, оказалось, что Россия готова ставить свои значительные ресурсы в этой игре

  • Иван Крастев
Российская сторона крайне недовольна бессилием Януковича
С.Портер / Ведомости

В Евросоюзе не думали, что подписание соглашения об ассоциации вызовет такую болезненную реакцию России. Вопрос о членстве Украины в ЕС не поднимался и европейские политики не думали, что Россия будет воспринимать подписание соглашения об ассоциации как стратегическую игру, причем игру с нулевой суммой. Россия никак не сигнализировала об этом заранее.

Возможно, российская сторона была уверена, что если Виктор Янукович не освободит Юлию Тимошенко, Евросоюз просто не станет ничего подписывать. А когда стало ясно, что ЕС подпишет и так, россияне встрепенулись, но времени на активные действия оставалось уже крайне мало.

Получилось, что Европа сделала ситуацию гораздо более конкурентной в геополитическом смысле, чем сама планировала. В слишком короткий срок ситуация стала обретать драматический оборот.

Оказалось, что Россия гораздо больше заинтересована в Украине, чем ЕС. Более того, оказалось, что Россия готова ставить свои значительные ресурсы в этой игре.

Российские политики, в свою очередь, тоже многое недооценили. Прежде всего, они не осознавали, что украинцы настолько сильно раздражены правлением Януковича.

Вероятно, не осознали в Москве и то, что в восприятии украинцев решение отказаться от подписания соглашения об ассоциации с ЕС было равнозначно ужесточению режима. Дело было не в стремлении в Европу, а в том, что украинцы восприняли отказ от подписания как выбор в пользу консолидации режима в направлении превращения его в диктаторский.

Далее, россияне ожидали, что, увидев столько людей на улице, украинские власти начнут делать то же, что делают российские власти, - демонстрировать силу.

Украинцы попробовали это, но это сразу же подтвердило худшие опасения украинского общества - о скатывании в сторону диктатуры, в сторону режима азиатского типа. Общественная реакция стала еще более жесткой.

Российская сторона крайне недовольна бессилием Януковича. В Москве уверены, что это только вопрос политической воли. Но на Украине применение силы - не такое простое дело. Даже внутри правящей коалиции есть люди, симпатизирующие протестующим.

Идеальной для Украины была бы какая-то модель раздела власти, но этого крайне трудно добиться в условиях президентской конституции. В парламентской модели достичь этого легче.

Высокая концентрация власти стала проблемой для Украины. В последние дни кризиса все силы Януковича были направлены на то, чтобы консолидировать своих людей, а не создать разумную коалицию.

Есть и еще одна проблема, связанная с недопониманием и просчетами: аналогии, распространяемые в пропагандистских целях. В России многие сравнивают события на Украине с 1993 г. Иногда приводятся и сравнения с Югославией.

На Украине многие видели совсем другую аналогию: с Чехословакией 1947 г. Как и Украина, это была страна, зажатая между крупными блоками. В тот год чехословацкое правительство, еще не коммунистическое, приняло предложение присоединиться к плану Маршалла. Сталин запретил руководству Чехословакии это делать. Уже в феврале 1948 г. у власти утвердилась коммунистическая партия.

Автор - политолог, постоянный научный сотрудник Института гуманитарных наук (IWM), Вена; автор книги In Mistrust We Trust: Can Democracy Survive When We Don't Trust Our Leaders.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать