Статья опубликована в № 3644 от 04.08.2014 под заголовком: Реконструкция: На что надеется Путин

Федор Крашенинников: На что надеется Путин: попытка реконструкции

  • Федор Крашенинников
Возможно, что Путин считает своим главным союзником время. Как ни странно, но он может искренне верить, что время работает на него
А. Махонин / Ведомости

Одна из главных проблем современной российской политики - иррациональность, о которой уже многократно было сказано. Любые рациональные расчеты и попытки вывести из известных фактов хоть какое-то видение будущего обречены на провал. Еще труднее предсказывать поведение самодержавного правителя России, ведь он живой человек, а не функция или работающий по каким-то правилам орган. Человеку же свойственны и ошибки, и заблуждения, и страсти, и предвзятость, и даже неадекватность. Таким образом, никто из нас не знает, какова же тактика Путина в сложившейся ситуации и в чем состоит его стратегия на будущее.

Собственно, это всеобщее незнание и дает мне смелость поделиться своей попыткой реконструировать тактику и стратегию Путина: в сложившихся условиях она ничуть не лучше и не хуже всех прочих.

Попробуем сформулировать ключевые проблемы, стоящие перед Путиным сейчас.

Во-первых, это международное давление на него из-за ситуации на Украине, прежде всего выражающееся в политической изоляции и нарастающих экономических санкциях. Во-вторых, это фактический провал путинской политики на Украине, направленной на сохранение ее в зоне приоритетного влияния России (т. е. лично Путина в данной ситуации). В-третьих, это фактический отказ мирового сообщества признавать Крым российским, а сам крымский вопрос - закрытым.

Может показаться, что у Путина сейчас крайне тяжелое положение. С точки зрения оппозиционно настроенного наблюдателя, все именно так и есть. Если же смотреть на ситуацию глазами уверенного в собственной миссии вождя великой нации (уверен, что именно таким в глубине души себя ощущает Путин), то все может выглядеть совершенно иначе.

Фактор времени

Возможно, что Путин считает своим главным союзником время. Как ни странно, но он может искренне верить, что время работает на него, - и именно поэтому он месяцами находится в положении, которое при рациональном разборе кажется цугцвангом. Для политика, который живет в жестком календаре выборов и под контролем со стороны общества и оппозиции, такое поведение ненормально и ведет к потере доверия общества. Для автократа, у которого никто не смеет потребовать отчета, оно вполне допустимо.

Судя по риторике российского официоза, Путин не испытывает никакого уважения к нынешним западным лидерам, более того - считает себя вправе относиться к ним с высокомерным презрением. Хуже того, он вполне может считать их трусами, не готовыми пойти до конца в смысле прямого столкновения - при том что сам он, похоже, вполне готов. Умеренная реакция Запада на присоединение Крыма могла придать Путину уверенности в том, что воевать по-серьезному никто не готов, что развязывает руки готовому к войне. Про Украину даже говорить бессмысленно: для Путина никакой отдельной от России Украины и украинской политики нет - есть только пророссийские силы и ставленники Запада, отсюда демонстративное игнорирование Порошенко и требование признавать стороной конфликта прибывших из Москвы «лидеров Донбасса».

Путин может ощущать себя патриархом мировой политики, ее неотъемлемой и важной частью - и у него есть для этого реальные основания: среди руководителей стран, являющихся постоянными членами Совбеза ООН, традиционной политической элиты современного мира, кроме него таких политических долгожителей просто нет.

Игра вдолгую

Путин может считать себя не только патриархом, но еще и вполне перспективным лидером, у которого впереди десятилетия пребывания у власти. При современном состоянии дел в медицине и ее развитии это вполне реальная перспектива. То есть проблема времени лично для него не стоит так остро, как многим хочется думать, - вполне возможно, что он мыслит себя и свою миссию в масштабах веков и тысячелетий, а потому никуда не торопится. Зачем меняться самому, если есть основания полагать, что окружающий мир рано или поздно изменится в нужную сторону? Эта логика отнюдь не так абсурдна, как кажется на первый взгляд. За 14 лет пребывания Путина на мировом олимпе там сменилось множество лиц, и еще совсем недавно у него были отличные отношения с лидерами западного мира: Буш, Шредер, Берлускони, Саркози числились чуть ли не его личными друзьями. Почему бы нам не предположить, что Путин просто решил для себя дождаться следующей генерации лидеров западного мира, которые будут более сговорчивыми? Важно понимать, что это не пассивное ожидание у моря погоды. В последние годы Путин обнаружил возможности напрямую влиять на настроения Запада - вплоть до финансирования сил, готовых проводить выгодную ему политику. И это не говоря о миллиардах, вкладываемых в пропаганду с помощью СМИ. То есть он вполне может верить, что лет через пять партнеры по переговорам будут другими - более удобными, понимающими и сговорчивыми.

Например, президент Соединенных Штатов Барак Обама Путину, конечно же, глубоко чужд и неприятен, а вот какой-нибудь консервативный республиканец, наследник Джорджа Буша, - вполне себе подходящий вариант. Недаром российская пропаганда с таким удовольствием воспроизводит все республиканские атаки на президента-демократа. Заблуждение считать, что республиканцы - ястребы и будут обязательно проводить антироссийскую политику. Путин вполне может предполагать, что с консерватором он легче найдет точки соприкосновения, чем с либералом. Где-то за кулисами давно и успешно ведется игра Кремля с консервативными фундаменталистскими кругами в США: гей-браки, аборты, традиционные христианские ценности - по этим пунктам союзниками Путина могут оказаться самые неожиданные персонажи. Готовность вкладывать серьезные деньги в пророссийских политиков заставляет задуматься о том, что и среди политиков США может найтись своя Марин Ле Пен, и даже не одна.

Экономика и ресурсы

Кроме фактора времени Путин может искренне переоценивать экономические ресурсы страны и готовность людей «потерпеть». Объективно говоря, пока экономические санкции никак не отразились на жизни большинства граждан России, трудные времена для пропутинского большинства все еще остаются туманным обещанием. Предположим даже, что спустя год ситуация станет заметно тяжелее, а спустя два года - и вовсе плохой. Что это изменит в практическом смысле?

Никаких структур, способных оказать власти сопротивление, в стране нет, как нет даже возможности для их возникновения. Многочисленные охранительные органы полностью укомплектованы и обеспечены - и для них деньги найдутся даже тогда, когда их не будет хватать на самое необходимое для обычных людей. При этом не факт, что с ухудшением экономической ситуации настроения в обществе резко качнутся в другую сторону. У Путина в любом случае будет несколько лет, которые так или иначе можно кормить людей обещаниями в стиле «скоро все наладится, надо только чуть-чуть потерпеть». Подверженность нашего общества мобилизационной пропагандистской обработке дает все основания полагать, что даже в условиях коллапса экономики политическая ситуация в стране может довольно долго оставаться стабильной, а неудовольствие населения снижением уровня жизни будет умело направляться в русло ненависти к Западу.

Если высказанные предположения верны, то Путин может рассуждать примерно так: у меня в запасе так или иначе есть пять-шесть лет, а за это время Западу все надоест, сменятся лидеры, острота вопроса спадет, про несчастный самолет все забудут и под разговоры о прагматизме новые западные лидеры пойдут на попятную - задним числом смирятся с новым статусом Крыма, постепенно отменят санкции, махнут рукой на бедствующую Украину и смирятся с ее статусом вассала России.

Фактор Украины

Про Украину важно понимать следующее: Путин не готов смириться с поражением там и отпустить ситуацию. Сохранение Украины в зоне влияния России - вопрос, который остается в актуальной повестке. Собственно, и здесь тактика подвешивания ситуации может казаться Путину вполне действенной. Предположим даже, что активная фаза конфликта на востоке Украины закончится до конца лета военной победой Киева. Но это не помешает Кремлю и дальше поддерживать деструктивную активность на всей территории соседней страны. Очевидно, что сейчас создаются схроны с оружием и законспирированные сети боевиков, которые годами смогут отравлять жизнь Украине. Отдельная тема - состояние инфраструктуры и экономики Донбасса после завершения острой стадии конфликта. Официозная пропаганда уже сегодня не стесняясь рассуждает о тяжелой зиме и партизанской войне на Украине на фоне тяжелой экономической ситуации. Вполне возможно, что Путин полагает реальным сценарий, при котором коллапс экономики Украины происходит довольно быстро, что позволит начать новый раунд борьбы за Украину зимой - весной 2015 г.

Повторюсь, все изложенное выше - не описание реального положения дел, а попытка реконструировать стратегию Путина и в его лице руководства России. Характерное для многих наблюдателей упование на эффективность экономических рычагов давления на Путина может оказаться пагубным заблуждением, а экономический коллапс со всеми неприятными последствиями для миллионов россиян - не быстрым, а затяжным и мучительным.

Вполне может быть, что лично Путина совершенно не пугает, а может, даже и вовсе не волнует крах российской экономики. Возможно, изоляция России от внешнего мира и воссоздание аналога советской экономики кажутся ему благом, которое перевешивает печальные перспективы дефицита ряда товаров, массовое обнищание и непреодолимую технологическую отсталость. Лидеры, мыслящие в категориях геополитики, обычно крайне равнодушны к нуждам и проблемам обывателей и легко жертвуют достатком своих подданных даже ради призрачной возможности сделать эффектный ход на пресловутой мировой шахматной доске.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать