Статья опубликована в № 3676 от 17.09.2014 под заголовком: Параллели: Аккуратный референдум

Александр Поливанов: Шотландия и Крым - совсем непохожие референдумы

Шотландия и Великобритания демонстрируют искусство развода
Suzanne Plunkett / Reuters

Завтра пройдет второй в 2014 г. в Европе референдум о статусе территории. В марте голосовали жители Крыма, теперь очередь шотландцев. Решающим аргументом в споре в обоих случаях стала форма референдума. Обе метрополии выступили против отделения, но лишь редкие шотландцы считают себя британцами, а крымчане - украинцами. На обеих территориях располагается мощный флот, есть богатые ресурсами прибрежные воды. Этих сходств врио главы Крыма Сергею Аксенову показалось достаточно, чтобы поддержать шотландский референдум и потребовать от ЕС признания крымского.

Но в двух европейских референдумах 2014 г. больше различного, чем общего. Обсуждение шотландского голосования началось в середине 2000-х. Эдинбургское соглашение о референдуме было подписано Великобританией и Шотландией в октябре 2012 г. С тех пор несколько соцслужб опрашивают респондентов чуть не каждый день; крупные компании с бизнесом в Шотландии в отчетах рассказывают инвесторам о рисках независимости; инвестбанки выпустили прогнозы развития экономики «новой Великобритании». Политики сделали все возможное, чтобы потенциальная независимость Шотландии не стала шоком.

Подготовка к референдуму в Крыму больше походила на военную операцию - российские и местные власти включили «пятую передачу». В конце февраля Верховный совет АРК (в составе Украины) проголосовал за проведение референдума 25 мая. Вскоре дата была перенесена на 16 марта. Подготовка к референдуму (и выбор вопроса для голосования) заняла меньше двух недель. Еще меньше - пара дней - понадобилось Крыму, чтобы войти в состав России. Неудивительно, что большинство стран результаты референдума не признали.

В Шотландии даже националисты предпочитают не торопиться. Если шотландцы проголосуют за независимость, процесс разъединения займет многие месяцы. Сторонники отделения планируют, что полностью освободиться от британской короны они смогут в марте 2016 г., но эта дата не окончательная. За полтора года стороны должны будут решить массу вопросов: о валюте (сторонники независимости выступают за использование фунта, британский парламент против), членстве новой страны в ЕС и перемещении ядерных подлодок (шотландцы не хотят быть ядерной державой). Есть еще вопрос о перемещении штаб-квартир крупных компаний из Глазго поближе к Лондону и проблема устойчивости банков Шотландии (их активы в 2013 г. превышали 1200% ВРП региона, а во всей Великобритании - меньше 500%).

Какую часть общего долга королевства должна взять на себя Шотландия - сообразно территории? численности населения? доле в ВВП? Как страны поделят богатый нефтью и газом шельф? Шотландцы знают: быстро эти вопросы не решить. Слишком уникален прецедент и высоки ставки: многое в Европе будет зависеть от референдума и последующих событий.

Исход шотландского референдума не предрешен. Большинство опросов последних месяцев показывали убедительную победу противников независимости. Но разница между ними и сторонниками независимости постепенно таяла и к сентябрю достигла статистической погрешности. Букмекерские конторы принимают ставки на итоги референдума, предлагая по 4-5 фунтов на 1 фунт за независимость. А в Крыму результаты референдума были известны заранее.

У британской короны есть богатый опыт мирного отсоединения территорий. Великобритания в XX в. пожертвовала имперским статусом, чтобы не воевать с Индией, Египтом, Кувейтом и др. Советская империя тоже распалась мирно, но шок от этого был так велик, что все последующие территориальные споры на ее пространстве не обходились без оружия. Два европейских референдума 2014 г. - два уникальных прецедента. Чем бы ни закончилось голосование в Шотландии, оно, в отличие от крымского референдума, станет примером аккуратного подхода к изменению границ в Европе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать