Статья опубликована в № 3712 от 10.11.2014 под заголовком: Правила игры: Невмешательство

Константин Сонин: Лучшая курсовая политика ЦБ - невмешательство

Последний месяц главным российским ньюсмейкером оставался рубль. Точнее, курс доллара в рублях. В пятницу он обновил рекорд - в течение недолгого времени $1 стоил 48 руб., на 50% дороже, чем в начале 2014 г. К вечеру курс снизился до 46,5-47,5 руб./$. Обесценение рубля в течение года было огромным. Отчасти оно объясняется внешними шоками - падением цен на нефть, отчасти политическим выбором - стратегией в отношении Украины и ее последствиями, отчасти...

Почему рубль упал так сильно? Цены на нефть снизились существенно, негативный результат санкций и контрсанкций очевиден, но инфляция пока не слишком высока, спада производства и роста безработицы не наблюдается. Возможно, финансовый рынок знает что-то, о чем не догадываются производственники? Самое распространенное объяснение последних дней - действия спекулянтов, рассчитывающих на дальнейшее снижение курса рубля.

Спекулянты, действующие на рынке валюты при плавающем курсе, сильно рискуют. При фиксированном курсе спекуляция выглядит так: покупаешь доллары за рубли, рассчитывая, что в какой-то момент у ЦБ не хватит долларов, чтобы поддерживать курс, он обрушится и держатели долларов сильно выиграют. Эта стратегия сработает, если другие игроки - и прежде всего «широкая публика», главный игрок на валютном рынке, - перестанут верить ЦБ. (Именно для того, чтобы противостоять такого рода событиям, центробанку обычно нужно иметь большой запас валюты, чтобы фиксировать курс.) Джорджу Соросу в 1992 г. поверили, а Банку Англии - нет.

В случае плавающего курса спекулянт, рассчитывающий выиграть на понижении курса рубля, рискует сильнее. Ему нужно верно предсказать не только «окончательный результат», но и промежуточные - вдруг публика будет реагировать медленно? Вдруг вообще переменит отношение - и рубль сильно подорожает? Кого удивит сейчас рост рубля до 40 руб./$? А спекулянтов он разорит. Некоторые практики даже стали рекомендовать ЦБ проведение неожиданных интервенций - чтобы разорить спекулянтов. (Зафиксировать курс никто всерьез не рекомендует - 2014 год показал, как опасно было бы это делать в наших обстоятельствах.) Мол, спекулянты, видя, что рубль неуклонно падает, исходят из того, что падение продолжится, и поддерживают его. Интервенция, направленная на резкое и временное изменение курса, обойдется недорого, а спекулянтов разорит.

Не стоит этого делать. Ни при фиксированном курсе, ни при полностью плавающем (в том числе и при почти чистом «плавании», как у нас в последние месяцы) у сотрудников ЦБ практически нет коррупционных возможностей, связанных с курсовой политикой. И при «фиксе», и при «механическом сглаживании колебаний» инсайдерская информация ничего не стоит. Если же ЦБ собирается проводить неожиданные интервенции, наказывая спекулянтов, информация о его действиях будет стоить огромных денег. Даже в самых некоррумпированных, институционализированных странах она создавала бы большое коррупционное давление. У нас это плохо скажется на репутации ЦБ, даже если все будет совершенно чисто. А при нынешней волатильности и правильном нежелании ЦБ с ней бороться спекулянты сами разорятся.

Что делать? В части денежной политики - ничего. Наши экономические трудности не связаны с денежной политикой, и с ее помощью от них не избавиться. А вообще? Как говорил граф Монте-Кристо, «ждать и надеяться». Ждать, пока в политике произойдут радикальные изменения, которые сделают экономические проблемы центром внимания руководства страны. Надеяться, что это произойдет скоро.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать