Статья опубликована в № 3728 от 02.12.2014 под заголовком: Госрегулирование: Бизнес под «статьей»

Борис Титов: Бизнес под «статьей»

Минфин официально озвучил оценки потенциального ущерба от санкций: Россия теряет $40 млрд в год. Но кривобокая структура экономики причиняет стране гораздо больший ущерб. Еще $90-100 млрд мы теряем от 30%-ного снижения цен на углеводороды. Смена вектора экономического развития становится вопросом выживания страны. Однако перейти к опоре на частный производственный сектор без обеспечения безопасности ведения бизнеса не получится. А дела с этим у нас по-прежнему обстоят не лучшим образом.

В июне - июле этого года мы провели опрос среди четырех категорий экспертов: юристов, представителей адвокатского сообщества, силовых структур и предпринимателей, которые подвергались уголовному преследованию. Исследование проводилось в 25 регионах, в нем приняли участие 779 экспертов.

Более половины из них (56%) полагают ведение бизнеса в России делом небезопасным. 53% считают, что российское законодательство не дает достаточных гарантий для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования. 70% юристов сталкивались со случаями «использования» органов власти в решении корпоративных конфликтов, в том числе с помощью организации уголовного преследования.

Современная уголовная политика создает основу вмешательства в сферу предпринимательства для недобросовестных представителей правоохранительных органов и судов, считают опрошенные. В том числе посредством рейдерских захватов, создания режима недобросовестной конкуренции, «крышевания» незаконного бизнеса, что отпугивает предпринимателей от создания и развития бизнеса. От уголовного преследования не застрахован бизнес любой величины. 40% из тех, кто с ним столкнулся, относятся к малому бизнесу, 34% - микробизнес, 15% - средний и 10% - крупный.

Последствия для экономики весьма печальны. Из тех, кто подвергся нападению, 67% полностью потеряли свой бизнес, 24% - частично. Не будем забывать о социальном аспекте проблемы. В каждом случае сокращалось от 10 до 500 рабочих мест.

Пожалуй, самый большой повод для оптимизма - то, что 65% предпринимателей, которые подверглись уголовному преследованию, готовы продолжить заниматься бизнесом. Это значит, что предпринимательскую жилку в россиянах удушить не удалось и при создании по-настоящему комфортных и безопасных условий нас может ожидать бум предпринимательской активности.

Необходимо максимально декриминализировать экономические статьи УК. В частности, ввести по ним кратные штрафы как замену наказания в виде лишения свободы. Такой подход считает целесообразным большинство респондентов (81%). Исключение - правоохранительные органы, но и там по отдельным видам статей мнение об их избыточной криминализации доходит до 70%. Правда, самые актуальные статьи для бизнеса, в частности ст. 159.4 («мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»), считают необходимым декриминализировать не более 40%.

Среди рецептов, которые помогут исправить ситуацию, - введение института повторности (неоднократности) для инициирования уголовного преследования, расширение возможности адвокатуры в предоставлении доказательств (в том числе обязательное приобщение экспертиз, проведенных стороной защиты), расширение используемых мер пресечения по делам экономической направленности и т. д.

Существенная проблема при расследовании экономических дел - их объективная сложность. Не все следователи имеют достаточную квалификацию для грамотного их рассмотрения. Сами сотрудники силовых ведомств считают основной причиной отмены приговоров низкое качество следствия (69%). Они же отмечают, что разрыв между количеством возбужденных дел и количеством вынесенных приговоров суда вызван ошибками в квалификации деяний (48%). Свыше 60% следователей, прокуроров и судей считают, что существующие в российском праве определения понятий «доход», «договорные обязательства» и «предпринимательская деятельность» недостаточны для верной квалификации деяний и допускают двойное толкование. 32,5% следователей, прокуроров и судей считают необходимым разъясняющее постановление пленума Верховного суда, 30% - определение этих терминов в законодательстве.

Большинство из этих предложений мы изложили в докладе президенту России. Часть из них - к примеру, введение в УК понятия «предпринимательская деятельность» - близки к реализации. Это крайне важно: отсутствие такого определения в УК позволяет следователям и судьям по своему усмотрению толковать статус подсудимых и отказывать им в праве воспользоваться ст. 108 УПК, запрещающей заключать предпринимателей под стражу до суда.

Совершенно очевидно, что нужно повышать юридическую и экономическую грамотность правоохранительных органов, адвокатского сообщества, да и самих предпринимателей. Процесс это не быстрый, и надо сделать так, чтобы не слишком компетентные сотрудники дважды подумали, стоит ли открывать уголовное дело. Сделать это можно, запустив пока не работающую ст. 169 УК РФ («Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности»). 60% опрошенных нами юристов практику ее применения считают не действенной.

В условиях падения цен на энергоресурсы вопрос о твердой, бескомпромиссной, общегосударственной и даже общенародной задаче поддержки бизнеса, в первую очередь о защите прав предпринимателей и частной собственности, - ключевой вопрос уже не развития, а просто выживания страны. Если мы это очень быстро не осознаем и не примем срочнейших мер, то, боюсь, предпринимателей мы в стране не увидим. А значит, не увидим и эффективной конкурентоспособной экономики, и социального благополучия.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать