Статья опубликована в № 3731 от 05.12.2014 под заголовком: От редакции: Послание корсунянам

От редакции: Послание корсунянам

Денис Абрамов / Ведомости

Послание президента ожидалось с парадоксальной смесью надежды и безразличия. Безразличия - потому что Владимир Путин произнес в этом году уже немало программных речей, и они всё больше расходились с насущной повесткой. В ситуации жестокого внешнеполитического и экономического кризиса привычные для посланий мантры о борьбе с коррупцией, привлечении инвестиций и социальных расходах имеют все меньше смысла. Надежды - потому что в ситуации, для изменения которой обычный набор сигналов не сработает, необходимы резкие радикальные решения: а вдруг Путин сможет?

Не смог. И в ближайшее время ждать изменения негативных трендов не стоит.

Первую часть послания о ситуации в России Путин посвятил Украине, повторяя уже неоднократно высказанные оправдания присоединения Крыма. Впрочем, одно оправдание сколь новое, столь и абсурдное с точки зрения международного права - «сакральность» для России этого региона. Похоже, Путин продолжает доказывать себе правильность крымской операции - и все не может найти нужных слов.

Именно внешняя политика России в 2014 г. стала причиной растущей изоляции и усиления экономического кризиса. Продолжение той же внешней политики не сулит экономике ничего хорошего. В остальном речь Путина была стандартным эклектичным набором предложений, требований и целевых ориентиров, на реалистичность которых сквозь пальцы смотрят в тучные времена и не обращают внимания в кризисные.

Очевидно, пассаж про Крым и противостояние Западу были обращены к «путинскому большинству», которое должно убедиться в твердости президента. Ему адресованы и тезисы о «врагах», которых становится больше.

Вчера к врагам были причислены валютные спекулянты и недобросовестные исполнители гособоронзаказа, завышающие цену контрактов (их Путин фактически сравнил с террористами, здесь стимулировать эффективность будут правоохранительные органы).

Решение проблем в экономике Путин видит в усилении централизованного планирования и одновременно в послаблениях бизнесу. При правительстве предлагается создать координационный центр, который будет увязывать реализацию крупных проектов с заказами на отечественных предприятиях. Главное из послаблений - четырехлетний налоговый мораторий (идея РСПП). Во время стагнации, которая обещает быть долгой, налоги надо понижать. Но будет ли считаться нарушением моратория распространение сборов за право ведения бизнеса с двух столичных городов и Севастополя на остальную Россию?

Вторая позитивная декларация - надзорные послабления («отказаться от самого принципа тотального, бесконечного контроля»). Но невозможно использовать Россельхознадзор в качестве основного барьера для пищевого импорта и одновременно либерализовать фитосанитарный и ветеринарный контроль, издержки на который, по оценке «Опоры», составляют 5-10% отпускной цены у производителей.

Офшорная амнистия едва ли станет популярной, как и предыдущие три российские экономические амнистии (1993, 2007 и 2011). Желающих инвестировать в Россию сейчас немного. Амнистия адресована прежде всего тем, кто в силу нарастания санкций против России не сможет держать капиталы за рубежом и вынужден будет вернуть деньги в страну. Иначе бы, наверное, стоило распространить ее не только на выведенные из страны, но и на оставленные в ней капиталы. А также на сделки типа приобретения «Башнефти».

Четко прозвучала мысль о необходимости бережливости и нежелательности халатности: «Мы добьемся успеха <...> если справимся с неорганизованностью и безответственностью, с привычкой «закапывать в бумагах» исполнение принятых решений». Многие помнят этот голос: «Экономика должна быть экономной». Брежневский компонент в послании слышен был неоднократно. В конце 1970-х - начале 1980-х гг. берет свое начало и международная часть послания: тогда на съездах и пленумах говорилось об агрессивности империализма и НАТО и о нашей готовности к сотрудничеству с Западом. Но сейчас Путин о политике «разрядки международной напряженности» ничего не сказал. Наверное, еще рано: мы к ней готовы («Россия будет открыта для мира, для сотрудничества»), а «американские покровители и спонсоры» правительств соседних стран, видимо, нет. «Это старая школа, риторика холодной войны», - цитирует WSJ аналитика Standard Bank Тимоти Эша. Путин не берет на себя ответственность за российскую политику, повторяя, что Крым был лишь поводом для давления Запада на Россию.

Из позднего социализма знакомы и темы снижения энергоемкости, необходимости роста квалификации рабочих и престижа рабочих профессий. «Пора сосредоточиться на качестве подготовки кадров, организовать подготовку инженеров в сильных вузах, имеющих прочные связи с промышленностью» - это Путин вчера. «Многое в этой системе (высшего образования. - «Ведомости») можно и нужно улучшать. Я имею в виду прежде всего качество преподавания, укрепление связи с производством» - это Брежнев на XXVI съезде КПСС (февраль 1981 г.).

Идея построить новые школы на 4,5 млн мест, чтобы 1,8 млн детей не надо было учиться во вторую-третью смену, едва ли хорошо продумана. Увеличение числа мест в школах на 32,6% (сейчас - 13,8 млн) - чрезмерный активизм, ведь сейчас в фертильный возраст вступает немногочисленное поколение 1990-х. А многочисленное поколение конца 2000-х гг., которому сейчас не хватает детских садов, в новые школы могут не попасть: строительство 5000 крупных школ по всей стране - дело небыстрое и очень затратное (4-4,5 трлн руб.); пока этих денег в бюджетах нет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать