Статья опубликована в № 3737 от 15.12.2014 под заголовком: Правила игры: В ожидании Пуанкаре

Максим Буев: В ожидании смены ожиданий

Лето 1926 г. французам запомнилось невероятным событием: инфляция, разъедавшая франк на протяжении предыдущих четырех лет, вдруг остановилась, фактически за пару дней. Внезапная стабилизация валюты и вообще французской экономики вошла в историю как «чудо Пуанкаре» по имени французского премьера Раймона Пуанкаре, вступление в должность которого совпало с прекращением инфляции.

Чудеса такого рода возможны тогда, когда экономические агенты резко меняют свои ожидания, например предчувствуют неминуемую смену режима, правил игры, которые власти устанавливают в экономике. Экономист Томас Сарджент, нобелевский лауреат 2011 г., как-то писал, что возращение Пуанкаре к власти послужило для французов убедительным сигналом перемен, грядущих в фискальной политике государства.

Перемены в ожиданиях очень трудно предсказать заранее, тем более - спроектировать. Однако в моменты кризисов, вроде того, в котором оказалась Россия, только смена ожиданий ведет к стабилизации. Если спираль ощущений «все плохо, экономика валится» раскрутится, то никакие действия ЦБ, вроде вербальных или валютных интервенций или повышения ставок процента, уже не нормализуют обстановку. Во время азиатского кризиса 1997 г. это очень хорошо почувствовали на себе центральные банки Кореи и Таиланда: процентные ставки неожиданно потеряли свое воздействие на обменные курсы валют и коллективную психологию рынка.

Почему резкое повышение ставки процента не стабилизирует валюту и не утихомиривает спекулянтов? Есть исследования, показывающие, что данная мера действенна лишь тогда, когда банковский и корпоративный секторы экономики страны не перегружены краткосрочными долгами. В противном случае повышение ставки ощутимо бьет по карману должников, не дает им возможности перекредитоваться, разжигает ожидания неминуемых банкротств и ведет еще к большей девальвации и в конечном итоге - к рецессии.

В России с короткими долгами корпоратов все было нормально - предприятия успели запастись наличностью, так что массовых банкротств не предвиделось. Однако, с одной стороны, из-за фактического отсутствия систем управления рисками (не прописаны процедуры, не проводится стресс-тестирование и т. д.) многие корпораты сильно обожглись на внебиржевых деривативах, полный масштаб убытков от которых ЦБ еще предстоит оценить. С другой стороны, банки сидят на достаточно серьезных объемах невозвратных кредитов, а повышение ставки ЦБ до 10,5% эти объемы увеличит.

В итоге ЦБ оказывается в западне: интервенции опустошают резервы, а сильно повышать ставку процента нельзя, поскольку это приведет к рецессии. Между тем ожидания плохого исхода для российской экономики постоянно усиливаются: неэффективные попытки удерживать валютный коридор осенью и теперь, повышение ставки раскручивают спираль сомнений в действенности методов ЦБ. Чтобы это пресечь, правительству нужно предложить ясный план реформ, смену правил игры, которая убедит экономических агентов, что валить рубль не имеет смысла. Нужно «чудо Пуанкаре» по-русски.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать