Статья опубликована в № 3740 от 18.12.2014 под заголовком: Кризис: Без руля и ветрил

Без руля и ветрил

Профессор экономики Sciences Po Сергей Гуриев о причинах "черного вторника" и начале масштабного кризиса
Рынки штормит, а Москва делает одну политическую ошибку за другой
Д. Абрамов / Ведомости

Во вторник днем рубль стоил 1 евроцент - на 30% меньше, чем накануне. Российские акции пережили такой же обвал. В последние недели рубль и акции дешевели параллельно с ценами на нефть, но на этой неделе цена нефти держалась на уровне $60/барр. Что же произошло, откуда взялся этот разрыв между ценами на рубль, нефть и акции? Похоже, смятение на рынке спровоцировала странная сделка с облигациями крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть». В 2013 г., еще в эпоху трехзначной цены нефти, госкомпания заняла у ведущих мировых и российских банков около $40 млрд, необходимых ей для покупки своего бывшего конкурента, ТНК-BP. С учетом низких цен на нефть и влияния западных санкций теперь не ясно, как будет выплачиваться или рефинансироваться этот долг.

Поэтому «Роснефть» в этом году уже несколько раз пыталась получить эти $40 млрд из фонда национального благосостояния. Пока это ей не удалось, и в конце прошлой недели «Роснефть» выпустила рублевые облигации стоимостью $11 млрд. Они предположительно были куплены крупнейшими российскими госбанками. Проценты по ним значительно ниже, чем даже у долговых обязательств России с такими же сроками погашения: беспрецедентный случай для компании, тем более находящейся под международными санкциями. По странному совпадению покупателям этих облигаций ЦБ разрешил использовать их для получения займов непосредственно у ЦБ.

Эта сделка дала рынку отчетливые сигналы. Первый: приоритетом для Москвы является не борьба с инфляцией или стабилизация рубля, а поддержка «Роснефти». Второй: ЦБ готов использовать сомнительные инструменты. Сделка по «Роснефти» повысила риски банковской системы. Операции на нефтяном рынке уже крайне рискованны для государственных заемщиков, и любые новые покупки переоцененных рублевых облигаций еще больше повредят их капитализации. Третий: эта сделка показала, что правительство и ЦБ не имеют ни стратегии, ни ясного понимания того, как быть в трудной ситуации, усугубляющейся неблагоприятным инвестклиматом и беспрецедентным бегством капитала.

Рынки видят, что идет шторм, а капитанская рубка пуста. В последние недели самые страшные кошмары России стали реальностью: цена нефти упала, азиатские страны отказались поддерживать российские банки и компании, надежды на отмену санкций становятся все более иллюзорными. В ответ Москва стала делать одну политическую ошибку за другой. Контрпродуктивный ответный запрет на импорт западного продовольствия обернулся разрушением важного для России таможенного союза с Белоруссией. Правительство и ЦБ не объяснили, как они планируют расплачиваться по громадным внешним долгам банков и компаний. Две недели назад Владимир Путин подписал федеральный бюджет на 2015-2017 гг., по-прежнему исходящий из ожидаемого ежегодного роста ВВП в 2,5%, инфляции в 5,5% и цены на нефть в $96/барр. Эти прогнозы были нереалистичными уже тогда, совсем фантастическими они кажутся сейчас.

Что дальше? Месяц назад ЦБ описывал «неблагоприятный» сценарий с ценой на нефть в $60 и 4%-ным сокращением ВВП в 2015 г. Но нефть уже стоит $60, и такая мягкая рецессия выглядит несбыточной мечтой. Финансовая разруха и повышение ключевой ставки в ночь на вторник свидетельствуют о полномасштабной экономической катастрофе. Сравнения с кризисом 2008-2009 гг. выглядят излишне оптимистичными. В начале 2009 г. ЦБ смог остановить смятение на финансовом рынке, подняв ключевую ставку до 13%, что привело к снижению ВВП на 8%. Но ночью во вторник ЦБ поднял ставку до 17%, и падение рубля не остановилось.

Только две вещи можно утверждать с полной уверенностью. Первое: если санкции не будут отменены, а цены на нефть не вырастут, в 2015 г. российская экономика будет чувствовать себя намного хуже, чем сегодня. Второе: реакция на это Москвы - как в экономической сфере, так и во внешнеполитической - будет совершенно непредсказуемой.

FT, 17.12.2014, Николай Эппле

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать