Статья опубликована в № 3753 от 20.01.2015 под заголовком: Цитата недели

Олег Зинцов: Слишком реалистичный «Левиафан»

«Поселок и его жители в фильме показаны односторонне негативно». Татьяна Трубилина, глава сельского поселения Териберка о фильме «Левиафан»

  • Олег Зинцов
Кадр из фильма «Левиафан»

Хотелось бы заметить, что свое мнение о «Левиафане», получившем важную американскую кинопремию «Золотой глобус» и номинированном на еще более важную американскую кинопремию «Оскар», в России не высказал только ленивый. Но и ленивые, кажется, высказались тоже. Такого бурного интереса к киноискусству в нашей стране не было со времен «Груза 200», да и тогда страсти не достигали столь высокого накала. Все-таки фильм Алексея Балабанова не имел такого, как «Левиафан», международного резонанса. Смотрели его в основном на родине, на американские премии не номинировали. А потому и разглядеть в «Грузе 200» западный заказ на очернение России было непросто. Да и не был в те годы западный заказ на очернение России так в России востребован, как сегодня. И оскорбленные чувства не бурлили с такой силой в крови россиян самого разного звания и сословия. Не то теперь.

Вот, например, глава поселка Териберка в Мурманской области, где снимался фильм, волнуется, что американцы в негативном свете увидят подведомственный ей населенный пункт. Это даже новый поворот в дискуссии. Если на уровне, скажем, министра культуры неприятие вызывает художественный образ, метафора, обобщение, то на уровне местном претензии уже не к образности, а к реализму. Непохоже! Неправдоподобно! Наши односельчане так не пьют! Растет рождаемость, работают два детсада и школа, библиотека и дом культуры. А где, спрашивается, у Звягинцева дом культуры? Хоть раз кто-нибудь из героев задался вопросом, как пройти в библиотеку?

Нет бы женщина из Териберки порадовалась, что суровый берег, на котором она несет государственную службу, увидят американские киноакадемики. Нет бы министр культуры публично отрапортовал о небывалом успехе российского кинематографа. Нет бы вострубили о том же федеральные телеканалы, заодно представив «Левиафана» как пример борьбы с отдельными недостатками и перегибами на местах. Но министр недоволен, а телеканалы стыдливо ставят новости о триумфах Андрея Звягинцева в конец информационного блока.

Дадут «Оскара» «Левиафану» или нет, но контекст уже, возможно, важнее фильма, по крайней мере в России. Это, с одной стороны, обидно, потому что фильм Звягинцева все-таки достоин внимания сам по себе, без завываний возмущенной общественности и оборонительных конструкций, сооружаемых кинокритиками, которые теперь, даже если не считают «Левиафана» великим, вынуждены искать в нем все более глубокие смыслы. А с другой стороны, симптоматично, что мейнстримный, сделанный на понятном всему миру художественном языке фильм работает в России как радикальное искусство. Это лишний раз напоминает о том, насколько у нас сегодня сдвинулось понятие нормы. Насколько затруднен, почти невозможен серьезный и спокойный разговор о важных вещах, затрагивающих основы российской жизни. Это цензура особого рода - цензура абсурда. Ведь пока отмахнешься от набежавших со всех сторон обиженных, уже не остается ни сил, ни желания говорить по существу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать