Статья опубликована в № 3804 от 03.04.2015 под заголовком: От редакции: Русская Эбола

Как сократить смертность в отделениях полиции и сизо

Внимание общества к проблеме возобновлено. Чем ответит государство?
  • Николай Эппле

Нарушение прав задержанных в отделениях полиции и сизо не новость. Но истории вроде гибели Сергея Магнитского или пыток в ОВД «Дальний» ведут лишь к кратковременной вспышке возмущения и разовым оргвыводам, а потом затихают. Система не меняется. Инструментом, обеспечивающим стабильное внимание к этой теме, может стать сайт «Русская Эбола» (термин Олега Кашина), созданный в середине марта петербургской журналисткой Марией Березиной. За март сайт зафиксировал 21 смерть задержанных по всей России (14 – в ОВД, 5 – в ИВС и сизо, 2 – в полицейских машинах). Самые распространенные официальные причины смерти – инфаркт и самоубийство. Информация о смертельной эпидемии собирается в открытых источниках и включает только смерти задержанных, но не осужденных. С начала апреля информационную поддержку «Русской Эболы» осуществляет «Медиазона» – интернет-издание, созданное Надеждой Толоконниковой и Марией Алехиной и пишущее о злоупотреблениях пенитенциарной системы.

Эти смерти не обязательно результат пыток или избиений, говорит руководитель ассоциации правозащитных организаций «Агора» Павел Чиков. Многие из задержанных – люди в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, бездомные, умирающие до приезда «скорой». Но не являются редкостью и смерти, к которым привело выбивание показаний силой. Комплекс мер, который мог бы улучшить условия содержания заключенных, обрисовывает Кирилл Титаев из ИПП ЕУ СПб. Во-первых, необходима система видеонаблюдения за происходящим на территории ОВД и изоляторов (в полицейских машинах в некоторых регионах камеры уже стоят). Просматривать записи с этих камер должна внешняя по отношению к МВД служба или как минимум его отдел собственной безопасности.

Во-вторых, большая часть задержанных – люди низкого социального статуса, малообразованные. Они не знают своих прав и не отстаивают их. Адвокаты по назначению часто действуют в интересах следствия, а не подзащитного, поэтому необходимо создание эффективной системы защиты таких задержанных, включая материальную поддержку адвокатов, считает Титаев. В-третьих, нужны инструменты гражданского контроля. В регионах, где общественные наблюдательные комиссии не оккупированы ветеранами ФСИН, они оказываются эффективным инструментом защиты прав задержанных. В-четвертых, нужно разорвать связку между полицией и «Скорой помощью», сотрудники которой (особенно в провинции) часто «не замечают» следы полицейского насилия, говорит Титаев. Для этого нужны те же видеокамеры, привлечение негосударственных служб «Скорой помощи» и создание независимых надзорных органов.

Тема смертей в полиции и сизо снова в центре внимания. Минимально необходимый ответ со стороны государства – принять внесенные в Госдуму 30 марта поправки в УПК, признающие недопустимыми доказательства, полученные следователями от задержанного без участия адвоката, считает Чиков. Ничего не мешает и приступить к комплексу мер, улучшающих положение заключенных. Будет ли ответ государства таким? Не факт. Ведь можно решить проблему проще – прекратить, как это было до событий в ОВД «Дальний», публикацию данных о смертях или назвать экстремистами журналистов, собирающих «очерняющую информацию».