Статья опубликована в № 3916 от 14.09.2015 под заголовком: Нефть: Завтра не наступит никогда

Баррель нефти никогда больше не будет стоить $100

Экономисты Владимир Назаров и Самвел Лазарян о близком конце нефтяной эпохи
  • Владимир Назаров,
  • Самвел Лазарян

Уже почти год российские политики и экономисты с ностальгией вспоминают о том, что нефть стоила больше $100 за баррель, от будущего ждали новых ценовых рекордов, а сценарий со снижением цены на черное золото ниже $80 автоматически предполагал «разрушение мировой экономики». Апокалипсис не наступил, но теперь цена в $70–80 видится как чудесное спасение для России. Наступит ли оно и, если да, то надолго ли? Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать спрос и предложение на рынке нефти.

Паводок предложения

Ситуация с предложением похожа на вышедшую из берегов реку. Несмотря на интенсивную добычу, доказанные запасы нефти, измеренные в годах текущей добычи, выросли с 49 лет в 2007 г. до 55 лет в 2014 г. Благодаря геологоразведке и инновациям в области нефтедобычи с 1998 г. по сегодняшний день доказанные запасы нефти увеличились на 50% (по данным BP Statistical Review). Одно только появление возможности добычи сланцевой нефти уже повысило уровень доказанных запасов в США в 1,5 раза. Можно возразить, что прирост доказанных запасов нефти произошел исключительно за счет трудноизвлекаемых запасов, добыча которых возможна лишь при очень высоких ценах на нефть. Было много рассуждений о том, что сланцевая отрасль в США не переживет низких цен, однако в течение всего года добыча остается на стабильно высоком уровне. В настоящее время, по оценкам Moody’s, более половины компаний, занимающихся добычей сланцевой нефти, прибыльны при цене на нефть $51 за баррель. Но и это не конец сланцевой истории, так как высокая конкуренция в этом секторе приводит к постоянным инновациям, в результате которых производительность добычи растет, а издержки снижаются. В крупном нефтяном бассейне Баккен в Северной Дакоте себестоимость на отдельных участках добычи уже снизилась до $20 за баррель. На днях компания Atlas Copco создала новую фрезу для бурения особо протяженных скважин в сланцевых месторождениях, а специалисты компаний Comstock Resources и Chesapeake Energy начали бурить более длинные, чем традиционные, горизонтальные скважины и закачивать в них значительно большие объемы технологической смеси, что вдвое увеличило площадь действия гидроразрыва. Для нас не станет сюрпризом, если дальнейшее развитие технологий сократит себестоимость добычи большинства скважин до $10–12.

В настоящее время многие с тревогой ждут увеличения поставок нефти из Ирана. Действительно, если Иран начнет продавать большие объемы нефти по демпинговым ценам, ее предложение вырастет, а цена рухнет. Однако не иранская нефть создаст новую реальность на рынке энергоносителей. Иранская нефть – это скорее проявление традиционного геополитического фактора, который способен вызвать значительные временные флуктуации на рынке, но не определяет долгосрочный тренд. Новая реальность, обуславливающая высокий уровень предложения нефти в течение многих лет, определяется двумя основными факторами. Во-первых, описанные выше технические инновации сделают рентабельной добычу на большем числе месторождений при более низких ценах. Во-вторых, за последние 10 лет (в 2005–2014 гг.) в отрасли был накоплен колоссальный объем инвестиций – порядка $3,2 трлн, что почти в 3 раза больше, чем десятилетием ранее (1995–2004). Эти уже сделанные инвестиции обеспечат большой объем добычи даже при очень низких ценах.

С некоторой долей условности можно утверждать, что если раньше со стороны предложения важную роль играло наличие у ведущих производителей возможности контролировать рынок, то теперь снижающиеся издержки и растущая конкуренция правят бал в бушующем нефтяном океане.

Шагреневая кожа спроса

Можно предположить, что перепроизводство нефти в мире и снижение цен сделает ее более привлекательной для потребителей. Возможно, да, но в части экономии средств, а не дополнительного потребления. Ситуация складывается таким образом, что нового спроса на нефть все меньше. Локомотив мировой экономики (и прироста потребления нефти) – Китай – замедляет ход. В 2010 г. Китай вырос более чем на 10%, в 2014 г. – на 7,4%, на 2016–2020 гг. МВФ прогнозирует для Поднебесной рост в диапазоне 6–6,3%. Это автоматически означает замедление темпов роста потребления нефти.

Более того, связь экономического роста с потреблением нефти становится все слабее. Средняя за последние 15 лет эластичность потребления нефти по ВВП в Китае составила около 0,6, а в развитых странах этот показатель еще ниже. Наглядный пример: в США в период с 1980 по 2014 г. реальный ВВП вырос в 2,5 раза, за этот же период потребление нефти выросло всего на 6%. Причина в том, что экономическое развитие обеспечивается за счет все более энергоэффективных секторов.

По данным МЭА, доля нефти в мировом энергопотреблении сектора услуг сократилась с 39% в 1973 г. до 14% в 2011 г. За этот же период в промышленности доля нефти в энергопотреблении снизилась с 29 до 13%, в жилищном секторе – с 21 до 10%.

Неизменным лидером спроса на нефть остается транспорт, занимающий 60% в структуре ее потребления, и главным образом автомобильный транспорт. Это одна из самых консервативных отраслей мировой индустрии, которая долгое время развивается в рамках одной технологической парадигмы, понемногу улучшая утилитарные качества своей продукции. Сегодня же мы становимся свидетелями революции в автомобильном транспорте наподобие той, которая недавно произошла на рынке мобильных устройств.

После кризиса 2008–2009 гг. продажи новых автомобилей росли более чем на 5% в год, и, по прогнозам, тенденция может продолжиться в дальнейшем. Однако под влиянием технологических инноваций структура автомобильного рынка начала изменяться, так что теперь рост числа новых автомобилей уже не означает пропорционального увеличения в потреблении нефтепродуктов. Согласно данным немецкого Центра исследований солнечной и водородной энергетики, в мире на конец 2014 г. насчитывалось более 740 000 электромобилей, на 76% больше, чем годом ранее. Лидерами по абсолютному количеству электромобилей являются США и Япония, на третьем месте Китай, где только за последний год продажи выросли на 120%. Успех на рынке электромобилей, таких как Tesla Model S, Nissan Leaf и Mitsubishi Outlander Plug-In, заставляет и других производителей включаться в конкуренцию, что, безусловно, приведет к снижению цен. Результаты последнего опроса 200 руководителей компаний автомобильной индустрии по всему миру, проведенного KPMG, говорят о том, что в 2025 г. как минимум каждый десятый проданный автомобиль будет оснащен электродвигателем. При этом помимо полноценных электромобилей гибридные автомобили, уже набравшие популярность, также будут снижать объемы потребления углеродного топлива.

Рано или поздно (но точно при нашей жизни) наступит конец нефтяной эпохи. Использование нефти в качестве топлива станет такой же экзотикой, как использование китового жира для освещения.

Гадание на нефти

Много репутаций экспертов погибло при попытке прогноза цен на нефть, но мы все-таки рискнем дать некоторые ориентиры.

В краткосрочном периоде (менее года) исходя из чисто рыночной логики возможно восстановление цены на нефть до $60 за баррель (в реальности, конечно, будут иметь место колебания в широком ценовом диапазоне $45–65). Это восстановление обусловлено текущим уровнем издержек добычи сланцевой нефти в США, которая в ближайшее время будет выполнять роль некоторого балансира рынка нефти. Этому краткосрочному восстановлению могут помешать ужесточение монетарной политики ФРС США (возможно, ставка будет незначительно повышена уже в сентябре) и давление на рынок «иранского фактора».

Затем в течение ближайших 15 лет в условиях слабого спроса, второй сланцевой революции в США, вызванной дальнейшим сокращением издержек, и возможности обеспечить относительно высокий уровень добычи за счет ранее сделанных инвестиций цены на нефть существенно снизятся (до $20–40 за баррель в ценах 2015 г.).

В долгосрочном периоде (после 2030 г.) нас ждет развилка. Либо, как считают некоторые эксперты, исследующие нефтяные суперциклы, нас ждет взлет нефтяных цен до вожделенных ныне $80 за баррель (чтобы восполнить недостаток инвестиций предыдущих 15 лет), либо технологический прогресс сразу сделает из нефти «китовый жир XXI века», не дав нам насладиться еще одним периодом незаработанного богатства.

Таким образом, верстать бюджет на 2016 г. из расчета $50 баррель, наверное, можно, а вот уповать на возвращение заоблачных цен на энергоносители не стоит. Давно пора перестать гадать на нефти и начать институциональные реформы, чтобы создать экономику, основанную на знаниях и трудолюбии.

Авторы – директор НИФИ; советник директора НИФИ