Статья опубликована в № 3957 от 11.11.2015 под заголовком: Технологический ренессанс: Выйти из изоляции

Изоляция контрпродуктивна для общества

Основатель ABBYY Давид Ян о том, что при свободном обмене информацией темпы развития кратно увеличиваются
  • Давид Ян

Некоторым изобретателям и предпринимателям постсоветского пространства, получившим образование еще в СССР, удалось создать компании, успешные как на родине, так и на глобальном рынке. Среди них Parallels, Acronis, ABBYY, Veeam, «Лаборатория Касперского», Epam, Luxoft, Wargaming (World of Tanks), Readdle, ZeptoLab (игра Cut the Rope) и ряд других.

Как можно объяснить, что все эти международные истории успеха связаны с информационными технологиями и программным обеспечением? Ответ прост: во-первых, есть научный потенциал и, во-вторых, не требуется логистической инфраструктуры. Информация, интеллектуальная собственность сравнительно легко масштабируется, что оказывается важным фактором роста. То, что требует физического пересечения границ, физического производства, изначально поставлено в неравные условия с IT-сектором.

Примеры этих компаний подтверждают, что в России, на Украине, в Белоруссии могут создаваться технологии, которые завоевывают мировые рынки. Однако сегодня их мало. На ресурсе Betalist.com перечислены стартапы из разных регионов: в ноябре 2015 г. там было зарегистрировано 2346 стартапов из США, 1849 из Европы, 34 из России. Betalist – это американский проект, и цифры по Америке в нем, естественным образом, диспропорционально велики. Но сопоставить Россию с европейцами там можно. Даже если не смотреть на лидеров – Великобританию и Нидерланды, а сравнить Россию с Грецией, испытывающей проблемы с экономикой, мы увидим, что у Греции 27 стартапов. При этом по численности населения Греция сравнима не с Россией, а с отдельно взятой Москвой.

Почему при таком научном потенциале постсоветского пространства так мало технологических компаний, которые показали хорошие результаты на международном рынке? Дело в том, что бизнес особенно быстро развивается там, где есть продуктовая (а не технологическая или производственная) компетенция. В советский период едва ли не все гражданские технологии имели военное происхождение. Российские инженеры и ученые отличались широким кругом знаний, но мало кто знал о коммерциализации научных разработок и о продуктизации – превращении технологий в товар или услугу, полезные потребителю. Главное в продуктизации – это понимание, что именно нужно производить: знание потребностей рынка, предсказание этих потребностей и даже формирование этих потребностей. Российский ВВП составляет около 2% мирового, это небольшой рынок, на котором редко формируется серьезная компетенция в области создания продуктов. А бизнес быстро развивается там, где есть массовый клиент.

Изолированность СССР значительно тормозила развитие страны в целом и технологий в частности. Известно, что при свободном обмене информацией темпы развития кратно увеличиваются. Сергей Капица сравнивал изолированные и неизолированные сообщества и пришел к выводу, что, когда сообщества обмениваются информацией о достижениях, их успешность резко повышается. Эффект изолированности сохраняется и в современной России: люди мало путешествуют, мало учатся за рубежом, плохо знают иностранные языки. Страна все еще недостаточно вписана в мировой контекст.

Не может не радовать, что качество российских стартапов в последние годы повысилось, люди увереннее владеют бизнес-концепциями, с идеями проблем нет – в целом они похожи на те, что я вижу в Кремниевой долине. Отличие стартапов в Долине в том, что там больше смотрят вперед, экспериментируют с потребностями клиентов, а также с потребностями, которых еще не существует.

Между тем в мире происходит технологическая революция. Не буду говорить про все перспективные направления, коснусь лишь тех, что ближе к моей области – «большие данные», глубокое обучение, семантика, искусственный интеллект. Приятно осознавать, что несколько компаний, разрабатывающих технологии в этой области, созданы выходцами из России. Это Cubic Robotics, Likehack, Viziware, API.ai, Luka и др. Это А9.com, на разработках которой Amazon строит свои рекомендательные и поисковые сервисы.

Интересные события совершаются благодаря взаимопроникновению офлайн- и онлайн-бизнеса. Прежде всего это касается взаимодействия с потребителями, которые ходят в магазины, рестораны, пользуются услугами в реальном мире – но в кармане у них лежит смартфон, подключенный к интернету. Фактически эти люди одновременно находятся и в интернете, и в реальном магазине, ресторане. Клиенты и поставщики услуг оказались связаны, у них появился механизм коммуникации и совершения платежей, действующий в носимом устройстве. Благодаря этому формируются новые market places, мгновенно реагирующие на изменения спроса или предложения. Яркий пример – Uber, GetTaxi, которые революционизировали такой старомодный сервис, как такси. В традиционной экономике такая динамичность была невозможна: хотя извозчики существовали испокон веков, они не могли подстраиваться под изменение спроса. Аналогичных проектов сейчас много: доставка товаров, выгул собак, услуги прачечных, уборка помещений, обучение языкам – все это получает свои рыночные площадки. И здесь, я уверен, еще есть поле для деятельности и на локальном российском, и на мировом рынках.

Но чьи это компании – те же API.ai и Cubic Robotics? Российские или американские? У них по-прежнему значительная часть разработки в Новосибирске, Екатеринбурге, Красноярске, Москве, но продуктизацией они занимаются в Кремниевой долине. Я бы ответил так – это правильные стартапы!

Это действительно правильно – держать продуктовую команду ближе к заказчикам, а технологическую – к тому месту, где больше инженерных ресурсов. Из России этим стартапам было бы на порядок сложнее понять, что нужно рынку. А в Долине они ведут переговоры с крупнейшими мировыми производителями: с LG, Samsung, Sony, Dell, HP и др. Но попробуй сначала найти, а потом нанять такое количество специалистов в области искусственного интеллекта в Кремниевой долине – ты банкрот через пару месяцев.

Чем дольше стартаперы сидят по домам и пытаются придумать точку прорыва – рыночную проблему, которую можно решить, – тем дольше они будут это делать. Надо быть ближе к потребителям, общаться, ездить, смотреть, что уже сделано, пропитываться идеями и не повторять того, что уже сделано. Создавать свои прототипы, делать это быстро. 47% успешных компаний в Кремниевой долине были созданы эмигрантами или их детьми. Смешение культур дает нелинейный эффект. Что-то похожее было в Советском Союзе в научных центрах – Зеленограде, Новосибирске, Пущине, Черноголовке.

Современной России необходимо научиться привлекать и удерживать лучшие умы со всего мира. Компания «Компас» составила рейтинг 20 крупнейших мировых стартап-хабов. Москва в нем на 13-м месте. Она лучше, чем Бангалор и даже Торонто, но хуже, чем Кремниевая долина, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Бостон, Тель-Авив, Лондон, Чикаго, Сиэтл, Берлин, Сингапур, Париж, Сан-Паулу. Молодые люди, которым по 20–30 лет, смотрят, как и где им реализовать свой потенциал. Надо, чтобы они верили, что в этом месте, в этом городе, в этой стране они смогут сделать это наилучшим образом.

Согласно опросу ВЦИОМа, 38% молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет думают об эмиграции. Это тревожная цифра. Что можно противопоставить таким настроениям? Россия должна стать более открытой миру. Нужно, чтобы люди понимали иностранные языки, в первую очередь английский. Нужно создать комфортные условия проживания и работы внутри страны, что, кстати, автоматически означает не только удержание тех, кто думает об отъезде, но и привлечение иностранных специалистов.

Говоря о стране, можно провести аналогию с акционерным обществом или крупной компанией. Жители страны одновременно и акционеры этой компании, и ее сотрудники. Компания должна определиться, какова ее стратегия. Акционеры на очередном собрании должны принять решение – согласны ли они с такой концепцией. Согласитесь, что компания должна сильно встревожиться, если ее лучшие сотрудники решат уволиться, а некоторые – продать свои акции. И создать такие условия, чтобы в компанию приходили лучшие. Если нельзя сделать, чтобы рабочие места были красивыми во всей компании, пусть будут хотя бы в отдельных лабораториях.

Можно подумать, чтобы налогообложение для стартапов и для конкретных видов деятельности было лучше, чем в Белоруссии, Казахстане или Литве, которая за 5–6 лет создала себе имидж центра инновационных технологий. Как и Финляндия, страна с относительно плохими климатическими условиями, с не очень высоким научным потенциалом, Литва занялась привлечением технологических команд, созданием технопарков. Это оказалось эффективным, многие компании задумались о том, чтобы переехать в Литву. России тоже надо воспользоваться известным опытом: есть умные люди, которым удалось в Израиле, Финляндии, Сингапуре, Кремниевой долине практически с нуля создать технологические центры. Надо взять лучшие примеры на вооружение.

Немало уже сделано. «Сколково», «Иннополис» – это инициативы, которые могут сыграть важную роль. Роль «Сколково» уже невозможно переоценить, несмотря на столь короткую историю проекта. «Иннополис» – это прекрасная заявка на создание места, где соберутся 60 000 человек, занятых в секторе высоких технологий. Там и возникнут смешение культур, специальный налоговый и таможенный режимы, доступ к инфраструктуре, в том числе образовательной, возможность привлечения иностранных специалистов, создание микроклимата на выделенной территории.

В данный исторический момент нам нужна ставка на два одновременных течения: правильные государственные проекты и бьющий энергией предпринимательский источник. Задача государства – создание национальных технологических инициатив и центров, таких как «Сколково» и «Иннополис». Запустив этот процесс, надо вовлечь правильных людей, чтобы планомерно передать управление этими инициативами в руки тех, кто ими должен на самом деле рулить, т. е. делать их максимально распределенными и не завязанными на бюрократическую вертикаль. Задача предпринимателей – создавать новые проекты, ездить по миру и учиться, искать своих покупателей и примеривать свою продукцию на международный рынок.

За 10–15 лет, если правильно раскручивать этот маховик, если регулярно не «стрелять себе в ногу», все должно получиться.

Автор – основатель и член совета директоров компании ABBYY

Цикл «Технологический ренессанс» выходит при поддержке форума «Открытые инновации»