Статья опубликована в № 3978 от 10.12.2015 под заголовком: Внешняя политика: Нужен план В

Внутренний контур внешней политики

Политолог Дмитрий Тренин о плане выхода из ситуации, в которой оказалась Россия
  • Дмитрий Тренин

Нынешняя повышенная конфликтность в международных отношениях – не аберрация, а возврат к исторической норме. В 2014 г. закончился длительный – четвертьвековой – период преимущественно кооперативных отношений между великими державами. Сейчас накапливается все больше конфликтного потенциала в отношениях США и Китая, а отношения между Америкой и Россией вошли в фазу длительной конфронтации. Своими действиями вначале на Украине, а затем в Сирии Москва бросила вызов глобальному порядку, сложившемуся после окончания холодной войны и поддерживаемому Соединенными Штатами. Фактически это вызов американскому глобальному доминированию.

Российско-американский политический конфликт, таким образом, принципиален. В нем возможны периоды разрядки напряженности, присутствуют элементы сотрудничества, но возможности для стратегического компромисса не просматривается. Помимо этого, Россия вошла в полосу взаимного отчуждения со значительной частью Европы и получила на своих границах враждебно настроенную Украину. Эта враждебность носит долгосрочный характер и, более того, служит основой формирования современной украинской политической нации. Наконец, Россия, по-видимому, втянулась в длительную борьбу различных интересов на Ближнем и Среднем Востоке. Это цена за ее возвращение на мировую политическую арену после 25-летнего перерыва.

В этих условиях важно осознать, что обе альтернативные концепции внешней политики России, на которые страна ориентировалась в последние десятилетия, – условно говоря, западническая и евразийская – оказались отброшенными практикой. Первая была нацелена на вхождение России на приемлемых для нее условиях в коллективный Запад – Евроатлантику, или Большую Европу, вторая стремилась к объединению на новой основе, но под российским водительством евразийского пространства – вначале в рамках СНГ, затем ОДКБ и, наконец, Евразийского союза. Обе концепции – план А и план Б – оказались в кризисе уже в первой половине 2010-х гг., но окончательно разбились об Украину.

Что делать? Прежде всего принять реальность, исходить из нее и не горевать о том, чего не вышло. Далее – определиться, что в нынешних, быстро меняющихся условиях возможно, а что нет, хотя бы и желательно. К последнему относятся свежая «перезагрузка» отношений с новой администрацией США, Большая Европа от Лиссабона до Владивостока, а также большая и тесная коалиция против ИГИЛ (запрещенная в России организация), сопоставимая по своему значению с антигитлеровской времен Второй мировой войны.

Из того, что возможно и крайне необходимо, стоит сосредоточиться на предотвращении прямого столкновения с США, вероятность которого очевидно существенно выше нуля. Очень плохо, что произошел инцидент с самолетом в небе над Сирией, но еще опаснее был бы воздушный инцидент над Прибалтикой или Черным морем. Здесь требуются не столько новые меры по контролю над вооружениями – дай бог сохранить существующие договоры по стратегическим наступательным силам и по ракетам средней дальности, – а меры по предотвращению непредумышленных конфликтов, неверно именуемые «мерами доверия» (это скорее меры, осуществляемые при отсутствии доверия).

Нужно сменить режим работы ныне замороженных институтов российско-западного сотрудничества, таких как Совет Россия – НАТО, и превратить их в постоянно действующие механизмы быстрого прояснения ситуации и кризисной дипломатии. Остро необходимы горячие линии, надежные каналы связи, а также небольшие группы людей, пользующихся доверием руководства своей страны и одновременно достаточным уважением со стороны таких же представителей других стран, обязанностью которых станет поддержание конфиденциального диалога.

Главной концептуальной задачей является выработка новой базовой концепции внешней политики России – своего рода плана В. Такая концепция должна основываться на сочетании самостоятельности страны и ее включенности в мировые процессы. России не следует стремиться ни к врастанию в интеграционные альянсы Запада или Востока, ни к созданию собственного блока. У России в ее нынешних границах достаточно ресурсов для того, чтобы занять достойное место в мире. Важнейшей региональной задачей для страны становится выбор стратегии в условиях, когда двинувшийся на запад Китай задает динамику и направление формирования Большой Евразии – от Пекина «до британских морей».

Гораздо больше проблем и задач, однако, на «внутреннем контуре» противостояния. Здесь необходимо четкое осознание приоритетности внутреннего развития страны не только для ее международных перспектив, но и для ее будущего. С такой экономикой и политэкономической системой, как сегодня, Россия конкурентную борьбу в конечном счете проиграет – со всеми тяжелыми последствиями такого поражения. Нынешнее противостояние с США можно рассматривать как современный аналог Первой мировой войны, которая закончилась крахом старой России. Тогда дело было по преимуществу в политике, сейчас прежде всего в экономике. С другой стороны, серьезность ставок в противостоянии с США может стать толчком к давно назревшим переменам.

Эти перемены предполагают утверждение на деле равенства всех перед законом, подотчетность властей всех уровней гражданам, снятие искусственных преград для развития национального бизнеса, приоритетное развитие здравоохранения, образования, науки, техники, инноваций, формирование – на основе равноправного диалога – общенационального согласия по важнейшим вопросам развития страны и ее политики на международной арене.

Для смены экономической и управленческой модели России необходимо переформатировать правящую элиту, которая в значительной степени служит не общенациональным, а узкокорпоративным и персональным интересам, создать условия для утверждения меритократии внутри правящего слоя и для главенства правовых отношений в экономике и обществе в целом. Это можно, в принципе, начинать делать сверху, сохраняя управляемость и не подвергая страну опасности дестабилизации. Если же политической воли для переформатирования не хватит, как ее не хватило у последних Романовых, то острый внешнеполитический кризис, как и сто лет назад, может спровоцировать обвал не только системы, но и страны.

Автор – член Совета по внешней и оборонной политике