Статья опубликована в № 3988 от 24.12.2015 под заголовком: От редакции: Веерное заключение

Репрессии растут медленно, но верно

Законы, придуманные для ограничения политических прав, начинают применяться против обычных людей
  • Павел Аптекарь

Преследования инакомыслящих в России в 2015 г. ужесточились, увеличился их масштаб. Правоприменительные органы использовали новые инструменты наказания и более изощренно применяли имевшиеся статьи Уголовного кодекса (УК). Прессинг властей превратился из точечного в веерный, когда больше людей подвергаются уголовным и административным наказаниям, задержаниям и иным методам давления.

По данным независимого правозащитного проекта «ОВД-инфо», число политически мотивированных уголовных преследований, когда человек лишается свободы без вины или явно непропорционально вине по политическим соображениям властей, выросло на четверть – со 184 в 2014 г. до 230 в 2015 г. Доля тех, кто в итоге лишен свободы по приговору суда или находился в предварительном заключении, увеличилась с 33 до 51%.

В 2015 г. появились первые осужденные за многократные нарушения на митингах и призывы к сепаратизму, эти статьи УК вступили в силу летом 2014 г. Александр Верховский из «Сова-центра» отмечает: в 2015 г. резко выросло число осужденных к реальным срокам за ненасильственные преступления по «экстремистским» статьям. На днях Дарья Полюдова получила два года за призыв в соцсетях участвовать в марше за федерализацию Кубани.

Ужесточение коснулось и административных взысканий. По данным судебного департамента при Верховном суде, число наказанных за нарушения правил проведения митингов в первом полугодии 2015 г. по сравнению с тем же периодом 2014 г. уменьшилось с 1218 человек до 409. Однако количество арестованных за эти нарушения выросло с 12 до 66. Устрашение арестом оказывается важнее пополнения бюджета за счет штрафов.

По мнению одного из основателей «ОВД-инфо», Григория Охотина, эти данные отражают неприятную тенденцию перехода репрессий из политической сферы в общественную. Репрессивные законы, придуманные для ограничения политических прав, начинают применяться против обычных людей. Например, уличных музыкантов задерживали по «политической» статье КоАП – «одновременное массовое пребывание, повлекшее нарушение общественного порядка».

Еще одна деталь: уже не точечные, но пока не массовые, веерные репрессии в основном регулируются центром. Однако все чаще местные правоохранители исходят при репрессиях из собственных карьерных соображений или выполняют волю регионального руководства. По мере роста социального протеста репрессии могут стать более масштабными.

Выбор редактора