Статья опубликована в № 3999 от 22.01.2016 под заголовком: От редакции: Досье на Кремль

На Западе накапливается досье на Кремль

Следственные и судебные институты работают в своем ритме
  • Николай Эппле

Доклад судьи Высокого суда Лондона Роберта Оуэна по результатам публичного дознания, говорящий в том числе о «вероятном» одобрении убийства Александра Литвиненко руководителем ФСБ Николаем Патрушевым и президентом России Владимиром Путиным, – еще одна бомба замедленного действия, способная еще более осложнить отношения России и Запада.

В докладе не сказано чего-то принципиально нового. О причастности Кремля к делу Литвиненко на Западе говорят и пишут уже давно. Доклад важен, не прямыми юридическими последствиями, это скорее вывод после проведенной экспертизы. Но это информация, которая становится публичной и не может не влиять на политику британского правительства. Дискуссия о новых санкциях против России в Лондоне уже идет. Проблема в том, что число таких историй растет. О деле Магнитского в России многие уже забыли, но санкции против фигурантов одноименного списка никто не собирается отменять. 14 января была опубликована вторая часть доклада независимой комиссии WADA о допинговых злоупотреблениях в России и коррупции в Международной ассоциации легкоатлетических федераций. В нем упоминается Путин, хотя, по словам главы комиссии, речь не идет об обвинениях. На начавшемся вчера форуме в Давосе министр финансов Украины анонсировала начало процесса по возвращению Крыма. Уголовное расследование по катастрофе малазийского Boeing над Украиной продолжается в Нидерландах, и в ближайшие месяцы возможно обнародование отдельных результатов. Такого рода результаты расследований, обвинения и даже просто упоминания постепенно превращаются в массивное «досье на Кремль», лишая его пространства для маневра и заставляя переходить в глухую оборону.

Россия и Запад принципиально отличаются отношением к такого рода обвинениям. В России любые обвинения носят временный и прикладной характер. Когда проблема решена – обвинения могут быть сняты без всяких последствий для фигуранта. На Западе все принципиально иначе. Доклад Оуэна нельзя «забыть» и жить дальше, как ни в чем не бывало, говорит политолог Алексей Макаркин. О нем будут помнить и напоминать парламентская оппозиция и общественное мнение. Раз заложенные, такие мины срабатывают, подчиняясь собственной логике, часто затрудняя политически выгодную сторонам нормализацию отношений. В данном случае доклад Оуэна и возможные новые результаты расследования по Boeing могут осложнить начавшийся было диалог по Украине, а также переговоры по Сирии.

В этом не стоит видеть спланированное политическое давление, каким представляет доклад российский МИД. Запад состоит из множества независимых друг от друга институтов с собственной репутацией, не встроенных в единую политическую и идеологическую логику, говорит Александр Баунов из Московского центра Карнеги. Совпадение доклада Оуэна с наметившейся разрядкой по Украине само по себе ни о чем не говорит: в 2010 г. «перезагрузка» отношений России и США точно так же совпала со шпионским скандалом с участием Анны Чапман.

Решения международных судов применялись в качестве инструмента делегитимации политической элиты и отстранения лидера от власти, говорит политолог Екатерина Шульман. Пример – бывшая Югославия. Но там речь шла о преступлениях «политических» (преступления против человечности, геноцид), а уголовная составляющая (торговля наркотиками, органами, секс-трафик) была второстепенной. Мы же имеем дело с серией обвинений чисто уголовного характера – как в случае с «досье Петрова», составленном испанской полицией. И в докладе Оуэна не говорится, что мотивы убийства Литвиненко политические. Речь идет о том, что государственные ресурсы и государственные служащие используются для совершения уголовных преступлений.