Статья опубликована в № 4014 от 12.02.2016 под заголовком: Смена элит: Чем хуже – тем хуже

Чем хуже – тем хуже

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков о том, где взять легитимных политиков на случай смены власти
  • Дмитрий Гудков

В свое время Николай Чернышевский выдвинул знаменитый лозунг: «Чем хуже – тем лучше». Чем хуже обстоят дела в стране, тем лучше тем, кто ждет перемен, ведь так режим скорее рухнет. Значительная часть общества – бизнеса, «креативного класса» (по-тогдашнему – интеллигенции) – этим лозунгом и стала руководствоваться. В итоге мы получили революцию, в которую половина элиты не верила, а половина приветствовала, потому что «хватит это терпеть».

Однако действительность превзошла ожидания: оказалось, что «чем хуже – тем хуже». Сейчас мы подошли к такому же переломному моменту. Российский бизнес, российская элита давно поняли, что власть завела страну в тупик. Санкции, которые могут быть сняты только в случае прекращения внешнеполитических авантюр, никуда не уйдут, так как геополитика для власти интереснее экономики. «Возрождение империи» превратилось в ее закат, и ситуация февраля 17-го года все ближе.

Что произошло в том 17-м году? Станция Дно, отречение – казалось, теперь-то пора взяться за дело и строить новую прекрасную страну. Но получилось по-другому. Ни одна из политических сил на тот момент не обладала необходимой легитимностью. Правительство так и не стало ответственным, Дума дискредитировала себя, двор исчез.

Эти реалии отлично ложатся на нашу действительность с заменой слова «двор» на «администрацию президента». Поэтому главный вопрос, который сейчас стоит перед элитой: что произойдет в тот момент, когда на очередной станции Дно будет подписано отречение? Не имеет значения, будет ли это «я устал, я ухожу», апоплексический удар табакеркой или любой другой сценарий. Главное – кто сможет взять власть и удержать ее. И не окажутся ли это новые большевики, не превратится ли вновь февраль в октябрь. Какие силы, способные перехватить власть в нужный момент, есть в стране? Сразу отставим в сторону армию: путь хунты нам не грозит, самостоятельных лидеров там нет с 90-х гг. Спецслужбы не могут служить государствообразующим элементом. Кто остается?

Во-первых, ястребы, железные крылья голубя, ГКЧП 2.0. Собирательные Сечин и Патрушев. Им есть что терять, их вряд ли что-то остановит, а картина мира таких ястребов известна: Америка – враг, бизнес отнять, все в себя и под себя. К чему приведет такое правление, которое, безусловно, будет крайне недолгим? К распаду страны, так как лояльность регионов и социальное спокойствие покупать будет нечем. Попытка опереться на патриотический угар к тому времени себя исчерпает, грубая сила сдержать разваливающуюся империю не поможет. Что произойдет в этом случае с элитой, тихо ожидавшей конца режима и повторявшей «чем хуже – тем лучше»? Выхода для нее не будет, кроме как привычного послереволюционного – за границу.

Есть и второй вариант: выпавшую власть могут перехватить «новые большевики». Те, кто сейчас находится на периферии политического процесса и кажутся маргиналами. Движение «Новороссия», Стрелковы и Гиркины. У них уже есть успешный опыт превращения развитого региона в дымящиеся руины, и сожалеют они только о том, что масштаб оказался маловат. Когда мы рассматриваем такую перспективу как невероятную, снова стоит вспомнить 1917 год. Если вся Россия станет набором разного размера «народных республик», охваченных гражданской войной, кто повторит тогда из прекрасного далека «чем хуже – тем лучше»?

Но в любой ситуации должен быть третий путь, выбор из двух зол и дорожка посередине. Этот выход в нашем случае – легитимность, которой в необходимый момент будут обладать представители парламента, не связанные, однако, ни деньгами, ни интересами с прежним режимом. Они смогут заключить союз с теми силами во власти, кто тоже готов к реформам, но пока не видит поддержки и не может самостоятельно начать изменения. Именно при таком развитии событий можно будет остановить оба разрушительных сценария.

Приведу простой пример: в 1991 г. в Красноярском крае всего шесть оппозиционных депутатов во время путча взяли на себя ответственность за решения в крае, пока остальные почти три сотни парламентариев прятались, а крайком срочно убирал овощи в пригороде. Это не уникальный опыт: на легитимность в момент кризиса власти опиралась и польская «Солидарность», о которой так любят вспоминать в России. Не будучи формальной властью, ее лидеры опирались на поддержку своего профсоюза и смогли обеспечить проведение мирных реформ. История знает и другие примеры, когда поддержка элит и народа давала стране шанс мирного перехода к новому этапу развития: от Славной (и бескровной) революции в Англии до мягкой отмены франкистской диктатуры в Испании.

В каждом из этих случаев у новой политической силы была легитимность, была готовность принять ответственность на себя и, наконец, было понимание, что нужно делать.

Все это необходимо обществу сейчас, на пороге очередного 17-го года. Безусловно, ближайшее будущее непредсказуемо. В любой момент могут появиться новые факторы, которые изменят всю логику событий, однако наличие хотя бы небольшой группы легитимных политиков, готовых к реформам, все равно сможет дать стране необходимый шанс, если ситуация будет развиваться по худшему сценарию. Сможем ли мы отказаться от соблазна вновь сказать: «Чем хуже – тем лучше»? Если долго призывать «чуму на оба ваши дома», она непременно придет, но не спасется уже никто. Стоит дать России еще один шанс.

Автор – депутат Государственной думы