Статья опубликована в № 4036 от 18.03.2016 под заголовком: Социология: Родина вне критики

Родина вне критики

Социолог Денис Волков о том, как россияне принимают официальную версию событий

  • Денис Волков

В декабре 2015 г. «Левада-центр» зафиксировал рекордное снижение доверия россиян к телевидению как источнику информации о происходящем (в 2009 г. ему доверяли 79% россиян, в 2013 г. – 51%, в 2015 г. – 41%). Это вызвало волну обсуждения, кто-то указывал на усталость населения от пропагандистской накрутки, предвкушая грядущий упадок российского пропагандистского аппарата.

Однако исследование сентября 2015 г. фиксировало противоположный результат: около 60% россиян говорили о доверии информации, распространяемой телевизионными каналами. По сравнению с 2012 г. эта цифра даже выросла на 13 процентных пунктов. В 2014 г., когда «Левада-центр» задавал вопрос об освещении событий на Украине, в объективность российских СМИ верило около 80% россиян (и их число возрастало по мере развития конфликта). Напротив, в объективность зарубежных СМИ готовы были поверить не более 15–18% россиян. Как примирить эти цифры? И как вообще формируются информационные горизонты россиян, насколько велико при этом влияние государственных и независимых СМИ?

Российское телевидение уже давно является основным источником новостей для российского населения. В декабре 2015 г. об этом говорило около 85% респондентов. За последние семь лет эта доля практически не изменилась. В освещении внешнеполитических событий, таких как конфликт на Украине или война в Сирии, влияние телевидения еще выше. Примерно половина населения получает информацию о происходящем в стране и мире практически исключительно из телевизора – этого достаточно. Не нужно забывать и о том, что две трети населения страны проживают за пределами крупных городов, где с альтернативными источниками информации плохо по определению. На телевизионном информационном рынке доминируют четыре государственных телеканала: «Первый», «Россия 1», НТВ и «Россия 24». Аудитория независимых телевизионных каналов не превышает 15% респондентов. Поэтому события, которые не попадают в новостные выпуски государственных телеканалов, остаются неизвестными для большинства населения.

Роль государственных телеканалов в формировании новостной повестки за последние годы даже усилилась. И это несмотря на постепенное увеличение востребованности интернета в качестве источника информации (сегодня получает новости на различных сайтах и в соцсетях примерно каждый пятый житель страны, семь лет назад таких было менее 10%). Это произошло за счет существенного сокращения аудитории радио и прессы. За семь лет аудитория информационных радиопередач сократилась с 41 до 13% россиян, использование газет как источника новостей – с 3 до 13%. С началом украинского конфликта резко вырос пропагандистский накал вещания, и почти два года телеканалы работали в чрезвычайном режиме, сравнимом с характером вещания во время российско-грузинской войны. Исчезли или сменили формат знаковые информационные передачи, пытавшиеся сохранять объективность (например, «Неделя» с Марианной Максимовской на РЕН ТВ).

Не стоит преувеличивать значение интернета как зоны свободной информации. При том что аудитория регулярных пользователей интернета сегодня приближается к 70% населения, получают новости из интернета около 20–25% россиян (в зависимости от формулировок вопроса). Для половины из них основным источником информации оказываются новостные агрегаторы, которые поставляют лишь разрозненную, обрывочную информацию, лишенную связности и анализа. Если разделить сегмент аналитических и информационных интернет-сайтов на условно «провластные» и «независимые», получается, что даже в интернете аудитория «независимых» СМИ уравновешивается сопоставимым количеством читателей «провластных» ресурсов. Достигается это не только за счет создания последними интересного контента, но и за счет регулирования редакционной политикой наиболее популярных интернет-изданий.

Например, весной 2014 г. «Лента.ру», один из самых популярных новостных интернет-ресурсов (читатели которого в Москве составляли на тот момент около пятой части населения, что сравнимо с аудиторией среднего телеканала), лишилась главного редактора и журналистского коллектива вследствие конфликта с собственником по поводу освещения украинских событий. Новое издание «Медуза», учрежденное частью прежнего журналистского коллектива, пока что пользуется популярностью у менее чем 1% населения. Иными словами, когда российское независимое издание становится популярным, оно рискует потерять свою независимость. Качественная журналистика в России оказывается возможной лишь в небольших и тщательно охраняемых государством информационных гетто. При этом значительная часть российского населения оказывается вне пределов досягаемости независимых СМИ.

Размеры совокупной аудитории всех независимых российских средств массовой информации, т. е. количество людей, которые читают, слушают или смотрят материалы хотя бы одного из независимых СМИ, можно приблизительно оценить в 30% населения, в Москве – около 60% населения (именно в столице, которая является крупнейшей российской метрополией, информационный ландшафт наиболее разнообразен). Однако доступ к альтернативной информации еще не означает согласия с ней, и суждения указанной группы населения о ситуации в стране и политике правительства практически не отличаются от мнений населения в целом. Заметные расхождения во взглядах наблюдаются лишь у тех, кто следит за развитием событий одновременно по нескольким независимым каналам, использует три и более независимых источников информации. Но среди населения страны таких насчитывается лишь около 10%, среди москвичей – порядка 30%. Этих наиболее информированных граждан можно назвать информационной элитой страны, и именно здесь недовольство политикой правительства заметно выше, чем среди населения в целом.

Однако даже в этой элитной группе поддержка российского режима преобладает (пусть эти показатели и ниже, чем среди населения в среднем). В большинстве своем аудитория независимых СМИ поддерживает присоединение Крыма, не придает значения истории с гибелью псковских десантников, радуется запуску российских ракет с кораблей в Каспийском море. Этим людям все должно быть известно лучше других, поэтому их взгляды нельзя списать на неосведомленность или слепую веру официальной пропаганде, некритическое восприятие историй про «распятых мальчиков» и «изнасилованных девочек». Здесь требуется иное объяснение.

Количественные и качественные исследования отношения населения к событиям на Украине и в Сирии показывают, что одобрение российской политики в отношении Украины во многом связано с особым пониманием происходящего. Российская пропаганда рисует довольно примитивную картину, в которой Россия находится исключительно на стороне добра, мира и порядка, а все ее противники – на стороне зла, хаоса и насилия. Такое понимание происходящего позволяет среднестатистическому россиянину чувствовать себя благородным. С другой стороны, конфронтация с Западом предстает как доказательство возрождающегося величия России. Как рассказывают люди на фокус-группах, страна «показывает зубы», «заставляет с собой считаться», «заставляет себя уважать» и учит других бороться с международным терроризмом. Именно это приносит удовлетворение, придает ощущение собственной значимости. Оказывается, что ощущение сопричастности к сильной державе для просвещенной российской публики почти так же дорого, как и для рядового человека.

Напротив, образ страны, очертания которого проступают в публикациях независимых СМИ, гораздо менее привлекателен: Россия как страна-агрессор, страна – мировой шантажист, страна-дауншифтер. Ни тебе славы, ни уважения. Гораздо приятнее закрыть глаза на все эти неприятные вещи и приобщиться к официальной версии происходящего.

Итак, государственное телевидение по-прежнему является для россиян главным источником информации о происходящем. И его роль в последние годы даже усилилась, несмотря на относительный рост интернет-аудитории. Качественные независимые СМИ не являются главным поставщиком новостей даже в интернете. Вопрос о мере доверия россиян телевидению не так важен – картинка, которую они производят для большинства населения, остается безальтернативной. Но даже среди наиболее информированных граждан, которые узнают о происходящем преимущественно из независимых СМИ и имеют доступ к наиболее полной и объективной информации, сторонники официальной картины происходящего составляют большинство. Великодержавные амбиции блокируют критическое восприятие действительности даже у самых просвещенных граждан. Получается, что легко обманывается тот, кто либо ни в чем не разбирается, либо сам хочет обмануться.

Автор – социолог «Левада-центра»

Выбор редактора