Статья опубликована в № 4158 от 12.09.2016 под заголовком: От редакции: Корейская кухня

Северная Корея хочет в Иран

Что означает новое испытание ядерного боеприпаса
  • Павел Аптекарь

Обострение на Корейском полуострове напомнило миру, и особенно государствам региона, о том, что международные проблемы не исчерпываются Сирией. Решить корейский ядерный вопрос невозможно без Китая, который рассматривает свою корейскую политику как инструмент торговли с США.

КНДР провела в пятницу испытания самого мощного в своей истории ядерного заряда. В последнее время КНДР проводит систематические испытания баллистических ракет (с марта 2016 г. проведены 12 пусков), показывая миру свои растущие возможности. Отчасти эскалация призвана укрепить позиции молодого лидера Ким Чен Ына в руководстве страны и показать населению эффективное противостояние «врагу», отмечает Александр Габуев из Центра Карнеги. Внешнеполитический смысл демонстраций понять сложно из-за закрытости режима КНДР.

Вероятно, Пхеньян обижен отсутствием внимания мировых держав, прикованного сейчас к Сирии. Он намекает, что хотел бы вести переговоры по иранскому сценарию, полагает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Тегеран вышел из режима многолетних санкций в обмен на отказ от производства оружейных ядерных материалов.

Пхеньяну удалось привлечь внимание и восстановить солидарность мирового сообщества на уровне публичных деклараций. Совет Безопасности ООН обвинил КНДР в нарушении прежних резолюций и пригрозил ужесточением санкций. Президент США Барак Обама предупредил Северную Корею о «серьезных последствиях». МИД России назвал испытания «опасной авантюрой» и пренебрежением международным правом, МИД КНР – «последним действием по дестабилизации ситуации на Корейском полуострове».

Проблема в нескоординированности действий мировых держав, вызванной различием их интересов и веса в регионе. Москва обеспокоена растущей вероятностью радиоактивного загрязнения части Приморского края и решением США о размещении элементов ПРО в Южной Корее и Японии, которые позволят наблюдать за южной частью Дальнего Востока. Но у России нет серьезных рычагов влияния на КНДР.

Они есть у Китая. Однако Пекин считает себя обманутым после решения США о размещении ПРО в Южной Корее и сквозь пальцы следит за соблюдением санкций, в частности запрета экспорта из КНДР полезных ископаемых, импорта в КНДР авиатоплива и усиленного досмотра судов, считает Габуев. Совместные действия невозможны и из-за предстоящих выборов в США, их придется отложить до вступления в должность нового президента.