Статья опубликована в № 4159 от 13.09.2016 под заголовком: Сирия: Передышка

Передышка для Сирии

Обозреватель FT Дэвид Гарднер о том, что прекращение огня возлагает на Россию ответственность за ситуацию
  • Дэвид Гарднер

Недельное прекращение огня в Сирии, приуроченное к мусульманскому празднику Курбан-байрам и ставшее результатом многомесячных дипломатических препирательств между Россией и США, – небольшое достижение. Однако для сирийцев любая передышка станет благодатью, посланной свыше. Жертвами длящейся уже пять лет беспощадной войны стали 500 000 человек, половина населения страны лишилась крова. Война сровняла с землей множество городов и деревень и фактически расколола Сирию на куски. Особенно значимым является обязательство России сократить, а то и вовсе прекратить бомбардировки, приводящие к жертвам среди мирного населения территорий, находящихся под контролем повстанцев.

Вину за поглотивший Сирию кошмар должны разделить многие. Свирепость ИГ (запрещена в России), цинизм Ирана и его шиитских союзников, поддержка салафитских вооруженных формирований со стороны суннитских сил от Саудовской Аравии до Турции, неохотная и нерегулярная помощь умеренным повстанцам со стороны стран Запада – все это ингредиенты одного адского коктейля. Однако ответственность за наибольшее количество жертв лежит на режиме Башара Асада, начавшего тотальную войну с большинством населения страны, изначально заявившим гражданский протест против тирании. Асад имеет двух союзников – Россию и Иран, и от них зависит его выживание в разрушенном сирийском государстве.

Попытка заключить перемирие в определенном смысле возлагает на Россию ответственность за влияние на ситуацию. Год назад РФ начала полномасштабную военную операцию в Сирии, чтобы поддержать Асада. Суть достигнутого сейчас соглашения заключается в том, что пока РФ и США договорились о координации авиаударов, наносимых по позициям террористов, сирийские ВВС должны почти полностью прекратить наносить удары по другим группам боевиков. Очевидным новшеством этого соглашения является не объединение усилий между РФ и США, а их согласие признать ИГ и «Джебхат ан-Нусру» (запрещена в России) равными угрозами. До сих пор США атаковали преимущественно ИГ, Россия – «Джебхат ан-Нусру» и умеренные группировки боевиков. Пока не ясно, поможет ли эта новая определенность в целях преодолеть путаницу в ходе наземных операций.

Например, крупный город Алеппо на севере Сирии уже несколько лет находится в центре сражений сил режима и боевиков. Здесь будет трудно предпринять нечто большее, чем просто сделать паузу в военных действиях. Сил «Джебхат ан-Нусры» в Алеппо практически не было, однако в августе боевики подошли к нему снаружи, прорвав осаду города сирийскими войсками на юго-западе. Идут переговоры об отправке в город гуманитарных конвоев с обеих сторон, тем временем ВВС России и Сирии продолжают наносить удары по районам, примыкающим к гуманитарным коридорам.

Многие наблюдатели считают, что у США были средства прекратить операции сирийских ВВС в любой момент до вмешательства в ситуацию России. Однако Барак Обама пошел на частичные соглашения только сейчас и уже на условиях Владимира Путина.

Дух российского триумфа в Сирии трудно не ощутить. Три года назад, когда Путин убеждал Асада отказаться от химического оружия, а Обама не стал выполнять свое обещание наказать сирийский режим за использование нервно-паралитических газов, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров самодовольно давал комментарии прессе в одиночестве в преддверии совместной пресс-конференции с госсекретарем США Джоном Керри. На этот раз Лавров опять вышел к прессе один – по-видимому, чтобы подчеркнуть, что проблемы с достижением договоренностей были у Белого дома, а не у Кремля. Демонстрация превосходства над партнером по переговорам – роскошь, которую сирийская проблема не может себе позволить.

Перевела Надежда Беличенко

Автор – колумнист Financial Times