Статья опубликована в № 4160 от 14.09.2016 под заголовком: От редакции: Тушение и разжигание

Эколог становится врагом

Почему государство не доверяет волонтерам и гражданским активистам
  • Николай Эппле,
  • Павел Аптекарь

Волонтеры и гражданские активисты, даже выполняющие безусловно общественно полезные задачи, все чаще выглядят в глазах государства сомнительными партнерами.

В течение минувшей недели противопожарная экспедиция «Гринпис России» и «Экологической вахты по Северному Кавказу» пыталась помочь МЧС тушить возгорания в Краснодарском крае, но почти безуспешно. Сначала им мешали люди, называвшие себя казаками, затем на лагерь экологов был совершен налет неизвестных в масках (они жестоко избили двух добровольцев). По словам руководителя противопожарного проекта «Гринпис России» Григория Куксина, вплоть до отъезда 13 сентября экспедицию регулярно задерживали полицейские под самыми разными предлогами. Во вторник полиция также мешала провести итоговую пресс-конференцию в Краснодаре, а Минюст России в этот день объявил «Эковахту по Северному Кавказу» иностранным агентом.

По данным «Гринпис», дельта Кубани каждый год страдает от травяных и тростниковых пожаров, все они происходят по вине человека. Есть предположения, что палы проводятся в том числе намеренно, с сельскохозяйственными целями. Если это так, то вполне понятно недовольство экологами со стороны неких «местных селян». Непонятен их уровень влияния – власти, спецслужбы не только не помогают, а мешают экологам работать. Да, особые отношения с экологами в крае складываются еще со времен дела о «порче забора» на так называемой даче Ткачева, в рамках которого были осуждены активисты «Эковахты» Евгений Витишко и Сурен Газарян. Но нынешняя ситуация выглядит развитием отношений – тут уже не противостояние губернатора и надоевших активистов, а казачья вольница, деградация закона и правоприменения на региональном уровне.

В «Гринпис» надеются, что власти расследуют нападения. Губернатору края и его окружению вряд ли выгодно, что Кубань будет связываться в массовом представлении не с развитым сельским хозяйством и курортами, а с Кущевкой и охотой на экологов. С другой же стороны, постепенный, но неуклонный перевод экологов в разряд иностранных агентов (в списке Минюста уже больше 20 экологических организаций) отчасти снимает эту проблему. Массовое сознание должно так же не любить экологов, как кубанские власти.

Противостояние экологов и «местных селян» в данном случае может служить метафорой сложившихся отношений в сфере российской экономики. «Селяне», в сущности, защищают свой кусок природной ренты. Экологи, мешающие ее извлекать, занимаются, таким образом, настоящей политической деятельностью на местном уровне и должны быть наказаны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать