Статья опубликована в № 4160 от 14.09.2016 под заголовком: От редакции: Соль земли русской

Соль земли русской

Как санкции создают новые рентные отрасли
  • Мария Железнова

Продуктовые санкции, заявленные как наш ответ недружественным политическим режимам, чем дальше, тем чаще оказываются мерой не внешнеполитической, а внутриэкономической, административно перекраивающей рынки в пользу отечественных производителей. Но не абстрактных производителей, а, как правило, совершенно определенных.

Во вторник правительство своим постановлением расширило перечень продуктов, запрещенных к ввозу на территорию России, включив в него соль – пищевую, техническую и даже морскую воду в пузырьках для промывания носа при насморке. Импорт запрещен из двух десятков стран – США, членов Евросоюза, Канады, Австралии и т. д., но значение для российского рынка соли имеет только Украина, второй после входящей в Таможенный союз Белоруссии поставщик соли в Россию. Постановление ставит точку в российско-украинской соляной войне, длившейся с начала 2015 г.

Первая атака на украинскую пищевую соль была предпринята Роспотребнадзором, который в начале 2015 г. запретил ввоз продукции крупнейшего украинского производителя – государственной «Артемсоли» (на нее приходилось 21% российского рынка) из-за якобы плохого ее качества. В мае 2016 г. запрет был снят, но за время отсутствия украинской соли на российском рынке его структура существенно изменилась – доля российских производителей в 2015 г. на рынке выросла до 66% вместо 43% в 2014.

Крупных производителей соли (на их долю приходится 95% мощностей) в России два: «Руссоль», которая принадлежит нескольким физлицам, и Тыретский солерудник в Иркутской области, владельцем которого меньше чем два месяца назад стал сын генпрокурора Юрия Чайки Артем (см. статью на стр. 11).

Конечно, не всегда у вводимых государством санкций обнаруживаются готовые выгодоприобретатели. Скажем, сразу после введения эмбарго в 2014 г. правительству пришлось отыгрывать назад с мальками лосося – поскольку запрет на их импорт как раз мешал правильному отечественному производителю. Но эти проблемы решаются, а в отрасли, получающие внезапную защиту от импорта, устремляются идейно близкие игроки. Санкции и административные ограничения создали сразу несколько лакун, ниш, искусственных монополий и монополек.

Рыбопромышленник – брат губернатора и сын друга министра. Дата-центры, лекарства и компьютеры от госкорпорации, возглавляемой другом президента. Яблоки от другого друга президента, огурцы и помидоры от сына экс-губернатора, теперь вот соль от сына генпрокурора.

Важно, что все это проводится под лозунгом импортозамещения, которому государство готово дополнительно помогать льготами и субсидиями. То есть: за него платит бюджет, за него платит потребитель (ограничение конкуренции – сюрприз – приводит к росту цен). Фактически можно говорить о новых рентных отраслях, в которых просто выше доля административной ренты.