Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4165 от 21.09.2016 под заголовком: Цифра недели: 343 мандата

Четыре вопроса про 343 мандата

К чему может привести сокрушительная победа «Единой России» на выборах в Госдуму
  • Дмитрий Камышев

Охотно верю, что такого результата не ожидал никто. Еще с весны кремлевские чиновники и прикремлевские эксперты старательно приучали общественность к мысли о том, что в снижении рейтинга «Единой России» нет ничего страшного: дескать, даже если по спискам она наберет 30–40% голосов, то благодаря победам в 170–180 одномандатных округах все равно получит уверенное большинство в 270–280 из 450 мандатов. Вышло же совсем иначе: 54% по спискам, 203 победы по округам и 343 мандата в сумме – даже не конституционное (две трети голосов), а суперконституционное большинство.

Однако в связи с этим возникает несколько важных вопросов.

Во-первых, как обойдется Кремль с этим счастьем? Захочет ли снова поменять Конституцию, реализовав самые потаенные мечты? Например, окончательно объединить все высшие суды, влив Конституционный суд в Верховный. Или отменить запрет на избрание президентом более двух раз подряд и закрыть вопрос о поиске преемника в 2024 г. Или замахнуться сразу на новую Конституцию, соответствующую духу времени, – без запрета на государственную идеологию, отделения церкви от государства, приоритета международного права над национальным и прочей устаревшей демократической ерунды.

Во-вторых, что теперь делать парламентской оппозиции, заплатившей за посткрымский консенсус половиной своих думских мандатов? Как доказывать избирателям, что она хоть чем-то отличается от партии власти? Возвращаться к радикальной критике президента и выводить народ на улицы, рискуя попасть под те драконовские законы, которые она сама же и напринимала?

В-третьих, изменится ли теперь что-нибудь в кремлевских предвыборных планах? Ведь если даже единороссы получили столь выдающийся результат, то Владимиру Путину в 2018 г., похоже, светят совсем уж «кадыровские» проценты. Значит ли это, что непопулярные реформы, якобы запланированные на четвертый путинский срок, могут начаться прямо сейчас? Или, наоборот, о них теперь окончательно забудут, ибо народ наш убедительно доказал, что готов терпеть и дальше?

Ну и, наконец, в-четвертых: что Кремль будет делать с неумолимо снижающейся явкой на выборы? Специально обученные люди могут сколько угодно говорить, что на самом деле она не так уж плоха и вполне сопоставима с западной. Но если так пойдет и дальше, то к 2018 г. нынешние общероссийские 48% легко могут ужаться до столичных 30–35%. А при подобной явке избираться президентом, особенно такому всенародно любимому лидеру, как Путин, как-то совсем уж неприлично...

Но как раз на этот вопрос ответ у меня, кажется, есть. Надо просто допустить к выборам Алексея Навального – благо что технически это несложно, достаточно выполнить решение ЕСПЧ о пересмотре приговора по делу «Кировлеса». И тогда движуха президентской кампании будет обеспечена: яростные дебаты по ТВ, многотысячные митинги сторонников, мобилизация путинского большинства на борьбу с оранжевой угрозой, разоблачение козней госдепа... Ну а за результат Путину можно не волноваться – наш терпеливый народ снова проголосует как надо.