Статья опубликована в № 4167 от 23.09.2016 под заголовком: Стратегия: Наши проблемы

Россия пострадает от кризиса на Западе

Экономист Евгений Гонтмахер о неверной внешней стратегии Москвы
  • Евгений Гонтмахер

Ближайший год будет крайне важным для развития Запада. Меньше двух месяцев осталось до выборов президента США, в апреле следующего года состоятся выборы президента Франции, в августе или сентябре 2017-го немцы изберут новый бундестаг. Во всех этих трех важнейших мировых странах очевидны признаки политического кризиса: в США и Франции на верховные позиции вполне реально претендуют еще недавние маргиналы Дональд Трамп и Марин Ле Пен. В Германии как на дрожжах растет популярность только-только появившейся партии «Альтернатива для Германии» – она уже начинает набирать до 20% на земельных выборах.

Все эти политики и партии бросают открытый вызов сложившемуся в элите представлению о будущем европейской (в широком понимании этого значения) цивилизации. Вместо глобализации они говорят о примате национального интереса, в случае с Францией и Германией – о выходе из Евросоюза. Вместо уважения прав меньшинств (этнических, религиозных, сексуальных) они говорят об угрозе «традиционным ценностям» и допускают откровенно ксенофобские высказывания, которые грозят превратить в реальные дела после прихода к власти. Вместо жесткой позиции по отношению к нынешней российской внешней политике они предлагают считать ее одной из приемлемых разновидностей складывающейся модели международных отношений.

Причин такого кризиса несколько. Прежде всего это неадекватная реакция европейских правительств на экономические проблемы, появившиеся еще в 2008 г. В социальном плане они привели к резкому увеличению степени недовольства своим положением довольно больших групп населения, которые проецируют свои эмоции в том числе и на разросшуюся брюссельскую евробюрократию. Оказалось, что темпы евроинтеграции стали слишком быстры для массового общественного мнения, которое не успевает к ним адаптироваться.

Немалую роль, конечно, играет и так называемый миграционный кризис, который испугал европейского обывателя своими масштабами и стихийностью.

В США, несмотря на экономические успехи администрации Обамы, растет массовое недовольство закостеневшей (как представляется американскому провинциальному большинству) правящей элитой, которая развела семейственность – сначала Бушей, а теперь – Клинтонов.

Чем закончится этот политический кризис? Варианта, как всегда, два:

1) традиционные элиты падут, и начнется период большой неопределенности и глобальной турбулентности с неясным исходом;

2) ситуацию удастся спасти через выигрыши Хиллари Клинтон, системного французского политика, а также недопущение «Альтернативы для Германии» к формированию федерального правительства. Но этот успех будет сугубо временным, если западная правящая элита не проведет тщательную работу над собственными ошибками и не перезагрузит политическую систему по своей инициативе.

Какую позицию занимать в этой ситуации России?

В значительной степени ответ на этот вопрос уже дан. Мы видим с трудом скрываемую симпатию к Трампу, весьма тесные (в том числе в финансовом смысле) отношения с Марин Ле Пен и попытки раскачать ситуацию в Германии (вспомним, например, поднятую Россией шумиху вокруг якобы изнасилованной мигрантами девочки Лизы и в целом предвзятое освещение «миграционного кризиса»). Из последних сообщений: в России пройдет очередной (!) съезд сепаратистов со всего мира, в том числе и из европейских стран.

На что делается расчет? Вот на этот вопрос ответить очень сложно. Логика подсказывает, что речь идет о дестабилизации внутреннего положения в США и Европе, что позволит отвлечь внимание от России и связанных с ней конфликтов. Тем самым можно будет попробовать дезавуировать антироссийские санкции и в свою пользу решить украинскую, молдавскую и грузинскую ситуации. А там, может быть, и вернуться к советской практике негласного участия в разного рода региональных конфликтах по всему миру.

Но, допустим, это состоится. Поможет ли это решить главную нашу проблему – избавиться от дряхлеющей экономики? Ведь если этого не сделать, то обостряющийся дефицит государственных финансовых ресурсов не позволит поддерживать боеспособность высокотехнологической армии, сохранять социальный мир и кормить вновь приобретенных сателлитов-союзников. Думаю, что обозначенная проблема решена не будет. Более того, усиление нестабильности в мировых экономических и финансовых центрах нанесет еще больший ущерб российской экономике, завязанной на экспорт сырья и импорт очень многого жизненно необходимого. Вспомним, какой удар по нам был нанесен кризисом 2008 г., начавшимся в США с банкротства Lehman Brothers.

Есть такой показатель: доля России в мировой экономике. Он очень красноречиво говорит о нашем потенциале в сфере и hard, и soft power. Если в 2008 г. российский ВВП (с учетом паритета покупательной способности) составлял 3,21% от мирового, то к 2020 г., если не обеспечить перелом сложившихся трендов, эта цифра, по оценке Алексея Кудрина, уменьшится до 2,6%. Глобальная турбулентность, которую российская внешняя политика вольно или невольно пытается спровоцировать, никак на ситуацию не повлияет еще по одной причине.

Развитые демократии, несмотря на массу накопившихся внутренних проблем и совершенных ошибок, должны устоять. В отличие от первой половины XX в., когда Италия и Германия попали в ловушку тоталитаризма, сейчас общества, построенные на европейских ценностях, с них уже не съедут. Гипотетический приход к власти, допустим, Марин Ле Пен или Дональда Трампа тут же включит механизмы самосохранения базовых общественно-политических и экономических институтов. Для этого есть независимый суд, парламент как место для дискуссий, не подмятые государством многочисленные СМИ, развитое местное самоуправление и в целом зрелое гражданское общество. Конечно, это сильно раскалит публичную сферу этих стран. Однако, когда на карту будет поставлена стабильность обывательской жизни большинства граждан этих стран (средних классов в первую очередь), все быстро встанет на место.

Но осадок в отношении России, с очевидностью поддержавшей источник этой дестабилизации, останется надолго. Вот и получается, что стратегия активного участия во внутренних делах Запада не только не принесет дивидендов России, но и вернется к нам бумерангом в виде очевидного ущерба для нашего экономического и социального развития.

Ответственная внешняя политика должна строиться на сохранении возможностей для маневров и достижении компромиссов. Только так можно защитить наши национальные интересы, которые заключаются в укреплении позиций России как страны, к которой в мире относятся одновременно и с уважением, и с пониманием ее недюжинных возможностей.

Автор – член Комитета гражданских инициатив