Статья опубликована в № 4176 от 06.10.2016 под заголовком: От редакции: Лишний капитал

Лишний человеческий капитал

Бюджетные приоритеты закрепляют курс на деградацию
  • Павел Аптекарь,
  • Андрей Синицын

Исправленный проект федерального бюджета на 2016 г. четко показывает приоритеты нынешнего российского государства. Мы вкладываем в оборону и не вкладываем в человеческий капитал, это путь деградации.

Финансирование открытых статей бюджета снижено на 374 млрд руб. (примерно на 3%). Бюджет Минобороны не пострадает, его расходы составят 1,6 трлн руб. Незначительную добавку получит также МВД, расходы которого составят 1,03 трлн руб. В целом значительно растут секретные расходы, из которых обычно большая часть тратится на безопасность.

Снижаются расходы на здравоохранение (минус 28,3 млрд руб., или 5,8%) и образование (минус 26,3 млрд руб., или 4,6%). Сокращение будет чувствительным там, где может сказаться на развитии медицины и обучения. В частности, бюджетные дотации Российскому фонду фундаментальных исследований снизятся более чем на 10% (на 1,25 млрд руб.), примерно на столько же (1 млрд руб.) сократится и финансирование программы кооперации высокотехнологичных предприятий и ведущих вузов. Расходы на амбулаторную медпомощь сокращаются на 7,1 млрд руб., или на 9,2%. Наконец, расходы на массовый спорт, которые могут улучшить здоровье населения, сокращаются более чем в 1,5 раза, финансирование профессионального спорта снизилось существенно – на 6,7%.

Владимир Гимпельсон из НИУ ВШЭ отмечает, что доля расходов на образование в 2009–2015 гг. снизилась с 4,6 до 4,1% ВВП. Расходы в реальном выражении сокращаются из-за инфляции в образовании с 2013 г., а в здравоохранении с 2012 г. Одновременный рост ассигнований на оборону в 2011–2015 гг. привел к тому, что их доля в ВВП резко выросла (с 2,9 до 4,1% ВВП).

Накопление человеческого капитала во многом зависит от спроса на него, а спрос – от структуры экономики и качества институтов. Про качество институтов сказано много. Что касается структуры экономики, то она была искривленной и в тучные годы – в сторону ресурсных отраслей, обеспечивающих ренту и нуждающихся в небольшом количестве узкоспециализированных работников. Ответом на кризис могла бы стать переориентация на улучшение делового климата, обеспечение свободы предпринимательства и конкуренции для развития других отраслей и усложнения структуры экономики, что в свою очередь увеличило бы спрос на человеческий капитал.

Очевидно, такой выбор показался власти опасным и она решила переждать проблемы с рентой в режиме осажденной крепости. То есть тратить остатки на безопасность, в том числе от собственного населения, попутно отнимая у него налогами и сборами не излишки прибыли (как было бы в первом варианте), а все большую часть сжимающегося дохода (мобилизация поможет).

В таком режиме развитие человеческого капитала совершенно ни к чему.

Выбор редактора