Статья опубликована в № 4179 от 11.10.2016 под заголовком: От редакции: Заговаривание рынка

Углеводородная эра милосердия

Владимир Путин убеждает мир в том, что нефть и газ ему еще долго будут нужны
  • Николай Эппле

Выступая в понедельник на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле, Владимир Путин объявил разговоры о закате эры углеводородов преждевременными. Он отметил (сославшись на прогноз Международного энергетического агентства), что через 20–30 лет мир не перестанет быть углеводородным и полностью переходить на альтернативные источники энергии пока не стоит. Россия заинтересована в продлении нефтяной эры и намерена делать для этого все, что от нее зависит, – Москва готова присоединиться к соглашению стран – членов ОПЕК об ограничении добычи нефти (которое пока обсуждается), чтобы стабилизировать цены. Цена нефти Brent на словах Путина стала расти и к 17.15 достигла годового пика в $53,65 за баррель – правда, к 21.15 снизилась до $53,19.

Мог ли он думать в 2005 г., когда ставил задачу занять лидирующие позиции на мировом энергетическом рынке, что через 11 лет придется лично поднимать цену нефти словесными интервенциями? Тогда на заседании Совета безопасности он, кстати, произнес важную фразу: «От того, какое место мы займем в глобальном энергетическом контексте, прямо зависит благополучие России и в настоящем, и в будущем». В сегодняшнем энергетическом контексте Россия занимает место устаревающего поставщика.

«Каменный век закончился не из-за нехватки камней, и нефтяной век закончится гораздо раньше, чем в мире иссякнет нефть», – заметил еще в 2000 г. Ахмед Заки Ямани, 24 года занимавший пост министра нефти Саудовской Аравии. Современные концепции пика нефти ставят спад производства в зависимость не от физических объемов месторождений, а от падения спроса.

Парижское климатическое соглашение фактически создало новый рынок, основанный на «чистых» технологиях. Их использование пока дотируется, но и становится конкурентным преимуществом. Развитие альтернативной энергетики идет очень быстро и «горизонтально» – и она очень быстро дешевеет. Как пишет эксперт по ВИЭ Владимир Сидорович, связь между ростом производства электроэнергии, ростом ВВП и потреблением ископаемого сырья уже разорвана.

Это не значит, что мир готов отказаться от углеводородов сейчас – мир будет отказываться от них постепенно. По данным института Agora Energiewende, в мае выработка солнечной и ветряной энергии в Германии составила 45,5 ГВт в день при спросе в 45,8 ГВт. Дания «альтернативно» вырабатывает 140% от общенационального спроса. Доля зависимости экономики ОАЭ от нефтяных доходов в 2015 г. составляла 30%, а к 2030 г. должна составить 10%. Подобные планы есть во многих странах. Российские планы повышения энергоэффективности и развития ВИЭ воспринимаются как второстепенные задачи. Энергостратегия до 2035 г. должна была быть принята в 2014 г., доработана в 2015-м, но так и не принята, и сейчас Минэнерго готовит другую, новую.

Это значит, что мы просто продолжим отставать.