Статья опубликована в № 4186 от 20.10.2016 под заголовком: От редакции: Принуждение к транзиту

Принуждение к транзиту

Сможет ли Европа вынудить Россию и Украину заключить новый газовый договор
  • Николай Эппле

Планы России к 2020 г. полностью отказаться от транзита газа в Европу через Украину, построив систему новых газопроводов в обход ее территории, ставят Европу перед непростым выбором. Во вторник председатель комитета бундестага по внешней политике и однопартиец канцлера ФРГ Ангелы Меркель по ХДС Норберт Реттген призвал Европу поступиться экономической выгодой ради политических принципов, остановив реализацию ключевого проекта обхода – газопровода «Северный поток – 2» (СП-2). Одним из возможных препятствий на пути масштабного проекта могут встать новые санкции ЕС против России – их появления не исключила во вторник, накануне встречи с Владимиром Путиным в Берлине, и сама Меркель.

Технически санкции действительно могут помешать реализации проекта, отмечает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Все потенциальные подрядчики, которые могут участвовать в строительстве подводной части газопровода, – европейские компании.

Новый газопровод (его пропускная способность – 55 млрд куб. м в год) должен взять на себя основную часть газа, идущего сейчас в Европу через украинскую территорию. Страны Балтии, Украина и другие страны Восточной Европы считают СП-2 угрозой геополитической стабилизации в регионе: в марте премьер-министры Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Польши, Словакии, Румынии и президент Литвы писали об этом главе Еврокомиссии.

Для Германии это будет непростой выбор. Строительство СП-2 даст Германии ряд преимуществ не только экономических, но и политических.

Германия станет основным хабом поступления российского природного газа в Европу, что усилит ее с точки зрения энергетической безопасности и лишит преимуществ (и доходов) сегодняшних транзитеров, которые станут зависимыми уже от Германии. Предпочесть выработку общей европейской позиции по газу для Германии значит поступиться собственными выгодами, не только экономическими, но и политическими.

Но фактически такое решение означало бы ставку на принуждение России действовать прагматически и руководствоваться здравым смыслом вместо голой политики. Как отмечает партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин, стремление России наказать Украину, лишив ее $2 млрд доходов за транзит газа, может обойтись России в несколько десятков миллиардов евро: на «Северный поток – 1» потрачено 10 млрд евро, прокладка «Турецкого потока», по оценке «Газпрома», потребует 11,4 млрд евро, СП-2 – 9,9 млрд евро.

России необходимо построить альтернативные украинской трубе газопроводы до конца 2019 г., когда истекает срок соглашения между Москвой и Киевом. Уже сейчас понятно, что к этому сроку все новые мощности запустить невозможно, отмечает Крутихин, а значит, договариваться с Украиной о тех или иных объемах транзита все равно придется. Новое соглашение было бы выгодно всем – и России, и Украине, и Европе. Проблема в том, что политические соображения слишком часто заставляют отказываться от прагматики. Договариваться может не захотеть и Россия, и Украина. Хватит ли Европе в этом случае ресурсов и мотивации, чтобы принудить стороны принять взаимовыгодное решение?