Детали / Вещь недели
Статья опубликована в № 4206 от 18.11.2016 под заголовком: Вещь недели: Шведская крона

Свобода от денег

Переход на криптовалюты может ослабить зависимость от центробанков, но усилить контроль за гражданами
  • Михаил Оверченко

Первым введя бумажные деньги в 1661 г., центробанк Швеции планирует первым же от них отказаться. Ну если не полностью, то в основном заменить на криптовалюту. В Швеции доля наличных денег в обращении уже менее 2% ВВП (в России, по данным ЦБ, – 9%). Шведский ЦБ надеется в течение двух лет принять решение о выпуске виртуальной валюты – экроны.

«Вы знаете, сколько весит сумка с миллионом долларов? Она очень тяжелая», – говорила на суде по иску Березовского к Абрамовичу свидетельница, которой в 1990-е гг. пришлось тащить ее в офис к Березовскому. И хотя нестандартные денежные отношения – вроде 8 млрд руб. у полковника МВД Дмитрия Захарченко или 10 млн руб., $400 000 и 300 000 евро в коробках из-под обуви у руководителя ФТС Андрея Бельянинова – еще имеют место, в целом и в России финансовые операции уже в основном проводятся в безденежной форме.

Лет пять назад мне пришлось срочно лететь в Лондон. Наличных у меня не было, но я без всяких проблем прожил там неделю с кредиткой. Особенно забавным оказалось то, что лондонские официанты даже размер чаевых предлагали ввести на POS-терминале, с которого оплачивался счет.

Перевод всех денежных отношений в виртуальную реальность пока представляется экзотикой. Но движение в этом направлении сопровождается серьезным, даже экзистенциальным противостоянием. «Однажды мы, возможно, будем жить в безналичных экономиках <...> и центробанки, чтобы стимулировать выход из рецессии, смогут опустить отрицательные ставки так низко, как нужно», – говорится в сентябрьском докладе женевских Международного центра монетарных и банковских исследований и Центра анализа экономической политики. Экономисты, которым не нравится политика отрицательных ставок, искажающая, по их мнению, рынок и уничтожающая сбережения, утверждают: именно ради безнаказанного манипулирования ставками их противники и ратуют за отмену наличных (в Швеции, к слову, ставка ЦБ – 0,5%). В Германии, пережившей в ХХ в. две диктатуры, используются и такие аргументы: «В цифровом мире только наличность может защитить людей от неограниченной слежки. Поэтому наличные – это не только деньги, но одновременно и частное благосостояние, и истинная свобода». Так писала в редстатье Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Как и многое в нашем мире, виртуальная валюта – вещь неоднозначная. С одной стороны, это шаг вперед, с другой – человек еще больше попадает под контроль государства, что можно трактовать как тоталитарную тенденцию. То есть – вперед к тоталитарному обществу?