Статья опубликована в № 4207 от 21.11.2016 под заголовком: История: Плоды наивного восстания

Плоды наивного восстания

Политолог Шандор Колеш о том, что венгерское восстание 1956 года было обречено в условиях холодной войны
  • Шандор Колеш

В венгерской истории мало событий, которые вызывали бы столь же противоречивое отношение, как восстание 1956 г. Между тем это был один из тех редких моментов в новейшей истории Венгрии, когда нация объединилась, чтобы сбросить ярмо тирании и вернуть себе национальный суверенитет. В этом смысле произошедшее было революцией и борьбой за независимость. Восстание не было результатом тайной работы западных спецслужб или разгула «фашистских, гитлеровских, реакционных и контрреволюционных хулиганов, финансируемых империалистами», как десятилетиями представляла это коммунистическая пропаганда в Венгрии, странах Восточного блока и СССР. Реальной причиной восстания были копившиеся многие годы недовольство, разочарование, унижение и бессильная ярость граждан.

Восстание не выработало и не могло выработать политической программы, потому что началось неожиданно и длилось всего несколько недель. Среди не вполне упорядоченных ожиданий его участников можно выделить четыре видения будущего: 1) демократия западного типа; 2) демократический, т. е. очищенный от элементов сталинизма, социализм – предполагавший, как еще казалось в те годы, несколько вариантов развития; 3) «третий путь», т. е. не капиталистическая и не социалистическая модель; 4) восстановление системы, существовавшей до 1954 г. Преобладали первые два варианта.

Венгерское восстание, как любое историческое событие, можно понять, лишь поместив его в соответствующий исторический и (гео)политический контекст. Я хотел бы обратить внимание на некоторые факторы, подготовившие события 1956 г.

Когда в 1945 г. Красная армия освобождала Венгрию, большинство венгров рассматривали это как возвращение независимости, позволяющее установить демократическую и справедливую политическую систему на месте консервативного полуфеодального режима времен правления Миклоша Хорти, который и толкнул Венгрию к участию в войне на стороне нацистской Германии. Первыми решениями правительства освобожденной Венгрии были отмена сословной системы и привилегий, распределение земель безземельным крестьянам, национализация крупных корпораций и создание возможностей для социальной мобильности миллионов людей. Это была левая программа, находившая поддержку у миллионов венгерских граждан.

Но очень скоро стало ясно, что Венгрия и другие страны Центральной и Восточной Европы попали в сферу влияния СССР, что в значительной степени лишило их национального суверенитета и положило начало процессам принудительной советизации.

В 1947 г. прежде всего вследствие фальсификаций на выборах к власти в стране пришла Венгерская коммунистическая партия во главе с «лучшим венгерским учеником Сталина» Матьяшем Ракоши. Несколько лет его правления стали временем ничем не сдерживаемого террора: показательные политические процессы, преимущественно против других коммунистических лидеров (Ракоши был в самом деле не худшим учеником Сталина), депортации, запугивание, насильственное уничтожение многопартийной системы, принудительная индустриализация, жестокая коллективизация, отмена частной собственности. Все это обернулось дефицитом и бедностью.

После смерти Сталина в 1953 г. положение смягчилось. В согласии с политикой десталинизации в СССР политбюро критиковало Матьяша Ракоши и инициировало его отставку с поста премьер-министра (при этом он сохранил пост первого секретаря партии). Его сменил коммунист-реформатор Имре Надь, спустя три года ставший ключевой фигурой венгерского восстания. В числе первых решений нового правительства была отмена программ насильственной коллективизации и форсированной индустриализации, проведение мер по улучшению экономического положения граждан, ограничение полномочий тайной полиции и освобождение политических заключенных. В результате интриг Ракоши решением политбюро в 1955 г. Надь был смещен с поста премьер-министра и исключен из партии как «ревизионист-уклонист». Власть снова оказалась у приверженцев сталинских методов управления.

Следующим важным фактором в развитии событий стал доклад Никиты Хрущева «О культе личности и его последствиях», зачитанный им на закрытом заседании XX съезда КПСС в феврале 1956 г. «Секретный доклад» распространялся со скоростью лесного пожара. Он стал откровением, создал очистительный эффект, пошатнул позиции сталинистов и дал надежду всем, кто верил, что система, оставаясь социалистической, может быть реформирована и демократизирована. Попытки венгерских властей сдерживать напряжение привели к обратному эффекту и к 23 октября 1956 г. вылились в массовые протесты. Главными требованиями восставших были отставка сталинистского руководства, восстановление в должности опального премьера Имре Надя, демократия, вывод советских войск из Венгрии и провозглашение независимости страны.

Восстание сопровождалось не только символическими действиями, такими, как разрушение памятников Сталину, но и актами спонтанной самоорганизации, в том числе образованием рабочих советов и отрядов народной гвардии для поддержания порядка. Правящие политические лидеры запаниковали и дали команду стрелять по демонстрантам, что привело к гибели сотен людей. Возникший затем призыв к вмешательству со стороны советских войск, дислоцированных к Венгрии, привел лишь к радикализации восставших. Мирное решение казалось все менее реалистичным.

Вновь избранный премьер-министром Имре Надь пытался тем не менее добиваться мирного разрешения конфликта: объявил о прекращении огня, проводил встречи с различными группами восставших и подготовил план выхода из кризиса. Важнейшими пунктами были равноправные отношения с Советским Союзом, вывод советских войск из Венгрии, выход страны из Варшавского договора и объявление нейтралитета. Советское руководство колебалось и даже готово было подумать о том, чтобы отпустить Венгрию, но опасения по поводу эффекта домино взяли верх. Тогда состоялось второе, более массированное, чем первое, советское вторжение, оправданное «пролетарским интернационализмом и задачей защиты социалистических достижений».

Восстание было подавлено в начале ноября, после чего начались политические репрессии. Десятки тысяч были подвергнуты арестам, 26 000 человек предстали перед судом и 22 000 были приговорены к заключению. Сотни людей были вывезены в СССР, многие без всяких доказательств вины. К казни были приговорены 229, в том числе и легитимный премьер-министр Имре Надь. Около 200 000 человек покинули Венгрию.

Две ценности вдохновляли повстанцев: социальная справедливость и национальный суверенитет. Ни одна из этих целей в тех исторических обстоятельствах не была реалистичной. Такую постановку задач можно даже назвать наивной, учитывая, что она противоречила коммунистической идеологии советского образца и геополитическим интересам СССР. Советские руководители опасались, что идея восстания распространится по всему Восточному блоку. Восстание противоречило всей логике холодной войны, которая предполагала строгое соблюдение баланса сил в Европе. Выход Венгрии из Варшавского договора вполне мог спровоцировать еще одну мировую войну – вот почему Запад не поддержал венгерское восстание. Один из германских политиков того времени призывал венгров «воздержаться от чрезмерно активных действий, которые могут иметь ужасные последствия для них самих», а генеральный секретарь НАТО назвал восстание «коллективным самоубийством целого народа».

Все происходившее после подавления восстания – еще одна большая глава в венгерской истории. Восстание стало колыбелью «эры Кадара» – периода правления Яноша Кадара, который утвердился у власти благодаря советскому вмешательству и правил до 1988 г. Он сыграл большую роль в организации репрессий и казни Имре Надя. Основой общественного договора того времени был миролюбивый лозунг «Кто не против нас, тот за нас», а также консенсус между правящей партией и народом. Партия предоставляла обществу сравнительно приличный уровень жизни, а общество в ответ соглашалось не вмешиваться в политику и не ставить под вопрос ни социалистическую систему, ни место Венгрии в международных альянсах. Восстание 1956 г. в учебниках стали называть «контрреволюцией», а сама тема оказалась под запретом. Венгерскую систему стали называть «гуляш-коммунизмом», а Венгрию – «самым веселым бараком социалистического лагеря».

Автор – старший советник Международного центра демократического транзита, Венгрия

Выбор редактора