Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4207 от 21.11.2016 под заголовком: Человек недели: Алексей Улюкаев

Дело Алексея Улюкаева за гранью понимания

Российский Левиафан превращается в Уробороса
  • Александра Прокопенко

В ночь с понедельника на вторник Следственный комитет сообщил, что при помощи ФСБ задержал в офисе «Роснефти» министра экономического развития Алексея Улюкаева. Министр подозревается в вымогательстве взятки в $2 млн от «Роснефти» за положительное заключение и оценку, которые сделали возможной покупку госпакета акций «Башнефти» «Роснефтью». «Это за гранью моего понимания», – выразил общую мысль начальник Улюкаева премьер Дмитрий Медведев.

Поразил коллег не сам факт возможной взятки (никаких фото- или видеосвидетельств, которыми обычно сопровождаются коррупционные задержания, предъявлено не было). «Берут все» – и это так называемый common knowledge среди российской бюрократии. Удивляло чиновников, что их коллега брал так мало, в таком неподходящем месте и за то, что, в принципе, и так было сделано бесплатно.

Рассказывают, что на сентябрьском письме главы «Роснефти» Игоря Сечина в Кремль с просьбой отдать госдолю «Башнефти» «Роснефти» стояла виза президента Путина «Не возражаю». Оно было расписано первому вице-премьеру Игорю Шувалову, помощнику президента Андрею Белоусову и Улюкаеву. После подписи главы государства денег обычно не берут. На письме по сложившейся традиции для большинства служебных документов, в которых содержится стоп-слово «Роснефть», стоял гриф «Секретно», что только усугубляет неопределенность вокруг продажи «Башнефти».

Неопределенность для российских чиновников стала «новой нормальностью». Процесс принятия решения в таких условиях превращается в бесконечную цепь консультаций, потерю контактов с реальной жизнью. Путаница возрастает до такой степени, что никто не знает, как решение принимается. Задержание Улюкаева в этом смысле показательно – никто доподлинно не знает, давал ли президент команду задерживать опального министра или это самодеятельность силовиков.

Рассказывают и другую историю, что Улюкаев, несмотря на требование Путина работать до истечения полномочий правительства, попросился в отставку. Причем не просто написал заявление, но еще и пытался им шантажировать президента. С этой точки зрения действия силовиков – сигнал остальным: с тонущей подводной лодки не убежать. Французский социолог Мишель Крозье называл бюрократию Левиафаном, обращающим в рабство. А рабы не могут по собственной воле покидать своих хозяев. Но если задержание Улюкаева – не частный случай, а результат работы системы, то управляемый бюрократический хаос стал войной всех против всех. Российский Левиафан превратился в Уробороса – змея, который ест сам себя.