Детали / Вещь недели
Статья опубликована в № 4211 от 25.11.2016 под заголовком: Вещь недели: Избирательный бюллетень

Проверка на обновляемость

Как Центризбирком и Кремль отнесутся к предложениям по реформе избирательной системы
  • Дмитрий Камышев

В четверг в Центризбиркоме открылась двухдневная научно-практическая конференция по итогам сентябрьских выборов. Как пояснила собравшимся председатель ЦИК Элла Памфилова, ее ведомство уже имеет свое мнение о главных проблемах избирательной системы, требующих неотложного решения, но хочет сначала выслушать других заинтересованных лиц и лишь после этого представить доклад президенту (см. статью на стр. 02).

На самом деле ничего принципиально нового про наши выборы сказать уже невозможно: и об основных болячках избирательной системы, и о том, как их лечить, только за последние пару лет сказаны сотни речей и написаны десятки докладов. Грубо говоря, глобальных проблем всего две – недостаток реальной конкуренции и отсутствие гарантий честного подведения итогов голосования. А уж из этого вытекает и все остальное: драконовские правила регистрации, торжество административного ресурса, вечная война избиркомов с кандидатами и наблюдателями...

Поэтому вопрос не в том, что именно предложат Памфиловой политики и эксперты, а в том, что потом станет с их предложениями. Ведь для каждой из этих проблем есть разные способы решения – от чисто косметических до весьма радикальных. Можно, например, резко снизить число требуемых для регистрации подписей – а можно слегка проредить список необходимых документов. Можно реально расширить права наблюдателей – или всего лишь прописать в законе, чтобы их сажали поближе к столу, где считают бюллетени. Законодательно обязать избиркомы проводить пересчет голосов при нарушении процедуры подведения итогов – или ограничиться увеличением сроков обжалования нарушений в суде.

Какие из вариантов в итоге отправит Памфилова президенту? И какую тактику выберет? Запросить по максимуму, чтобы отстоять хотя бы минимально необходимые реформы? Или сразу отфильтровать самые радикальные предложения, чтобы не раздражать Кремль? А какими «высшими соображениями» будут руководствоваться новые кремлевские кураторы внутренней политики, отбирая лучшее из отобранного Центризбиркомом? Сделать президентские выборы – 2018 самыми честными в российской истории, понадеявшись на запредельные рейтинги Путина? Или, наоборот, исключить любые неожиданности и смягчить только самые одиозные запреты?

Ну а от ответов на эти вопросы будет зависеть и, видимо, окончательный вывод о том, грядет ли в России существенное обновление всей политсистемы или только очередная лакировка ее фасада.