Статья опубликована в № 4214 от 30.11.2016 под заголовком: От редакции: Продать за семь дней

Купить за семь дней

Почему «Роснефть» не торопится приватизировать саму себя
  • Мария Железнова

До объявленной правительством даты продажи 19,5% акций «Роснефти» осталась неделя, но ясности с приближением дедлайна больше не становится. Кто в реальности претендует на акции? Как они будут продаваться? Что означает вся эта таинственность?

Время остановилось три недели назад, когда правительство выпустило распоряжение продать пакет «Роснефти» за 711 млрд руб. к 5 декабря. Впрочем, нет: спустя неделю был арестован министр экономического развития Алексей Улюкаев, которого обвинили в вымогательстве взятки у «Роснефти». С тех пор не происходит ничего, что вообще-то должно предшествовать покупке, и это беспокоит продавца. На днях помощник президента Андрей Белоусов (председатель совета директоров «Роснефти») написал своему заместителю в совете директоров и главному исполнительному директору «Роснефти» Игорю Сечину письмо с предложением до 1 декабря определиться с форматом сделки. По сути, Белоусов просит «Роснефть» формально подтвердить, что она действительно намерена купить пакет своих акций.

Казалось бы, просьба выглядит формальностью, ведь именно такую странную для приватизации сделку анонсировал Владимир Путин, объяснив ее намерением таким образом сохранить пакет в надежных руках до того момента, когда конъюнктура позволит продать его подороже. Ждать с продажей государство не считает возможным – деньги, которые оно планирует выручить за акции (около 711 млрд руб.), уже заложены в бюджет будущего года и даже поделены. Чтобы было, что тратить, не позднее 5 декабря сделка должна быть закрыта, а до 15 декабря деньги уже должны поступить в бюджет.

Формального решения совета директоров «Роснефти» пока нет.

И даже о созыве его еще не объявлено, сообщил Белоусов.

Со стороны ситуация выглядит так, как будто «Роснефть» намеренно оттягивает принятие решения и, соответственно, запуска процесса сделки, что грозит привести к срыву сроков, заданных распоряжением правительства. Любое изменение в структуре собственников «Роснефти» невыгодно Сечину, полагает партнер RusEnergy Михаил Крутихин: все варианты, за исключением продажи акций «дочкам» «Роснефти», ослабляют его контроль за компанией. Обратный выкуп к тому же означает рост долга «Роснефти», и без того большого. Самый удобный вариант – саботировать процесс покупки-продажи, для чего достаточно просто тянуть время, считает Крутихин.

Если же сделка сорвется, то под ударом окажется не Сечин, а правительство – в конце концов, именно оно, по словам Путина, предложило отдать пакет «Роснефти» самой компании, а потом не смогло в срок провести сделку. И именно правительство в лице министра финансов Антона Силуанова фактически подыграло Сечину, публично объявив, что в случае срыва сроков сделки не полученные от продажи акций 711 млрд руб. можно будет взять в резервном фонде.