Статья опубликована в № 4274 от 06.03.2017 под заголовком: От редакции: Гендерное разноправие

Вперед, к традиционной патриархальности

В кризис ценности эмансипации уступают место ценностям выживания

Несмотря на десятилетия советской госпропаганды равноправия мужчин и женщин, россияне по-прежнему живут в неэмансипированной стране. Женщины доминируют только в традиционно женских, хуже оплачиваемых сферах деятельности, их политическое представительство почти не растет, а госполитика носит декларативный характер: в традиционном обществе, куда все больше сползает Россия, женский вопрос получает устаревший ответ.

Российские мужчины и женщины не равны в политике и уровне доступа к принятию решений. Большинство россиян считают, что России не нужна женщина-президент. Доля уверенных в этом респондентов «Левада-центра» в феврале 2017 г. достигла абсолютного максимума за последние 11 лет и впервые перевалила за половину – 54% (в 2016 г. – 49%). Постепенно и неумолимо снижается доля тех, кто одобряет участие женщин в политике, тех, кто хотел бы, чтобы женщины занимали высокие государственные посты, и даже тех, для кого 8 Марта – важный праздник (сегодня таких 16%, в 2002 г. было 27%).

Лучший результат кандидата-женщины на выборах президента в России показала Ирина Хакамада в 2004 г., набрав 3,84% голосов. Доля женщин-сенаторов сейчас – 17% (в их числе третий человек в государственной иерархии – спикер Валентина Матвиенко), депутатов Госдумы – 16%, депутатов региональных заксобраний – в среднем 14%. Это значительно ниже минимума представительства в 30%, на который предлагает ориентироваться ООН и проект российской национальной стратегии действий России в интересах женщин в 2017–2022 гг. (еще не принята, поступила в правительство в конце февраля 2017 г.).

В исполнительной власти ситуация не лучше. В текущем составе правительства Ольга Голодец занимает пост вице-премьера, но по традиционно женской теме социальной политики. Первая женщина – министр образования Ольга Васильева назначена только в 2016 г. Лишь однажды женщина возглавляла министерство экономического блока – это была Эльвира Набиуллина, но с 2014 г. она председатель Центробанка (обычно топовая позиция женщин в экономическом блоке – замминистра). Ни разу министром обороны в России не была женщина. Диспаритет наблюдается и на гражданской госслужбе в целом. 72% госслужащих – женщины, но среди руководителей их порядка 40%.

По данным Голодец, средняя зарплата женщины в 2015 г. составляла 73% от зарплаты мужчины. Работа в традиционно женских отраслях – образовании, медицине, легкой промышленности, сфере услуг – ниже оплачивается, эти отрасли медленнее модернизируются. У женщины выше шансы попасть в категорию малообеспеченных, особенно у женщины с детьми или старшего возраста. Безработица среди женщин обычно чуть выше, чем среди мужчин.

В кризисные времена общество склонно возвращаться к более традиционным, патриархальным установкам – ценностям выживания – в противовес ценностям эмансипации, пишет Наталья Соболева из ВШЭ в своем исследовании гендерных установок в работе россиян. В условиях дефицита рабочих мест приоритет найма должен быть у мужчин – так считает больше трети россиян, приводит Соболева данные Всемирного исследования ценностей. Такие результаты, по мнению исследователя, свидетельствуют о незавершенном транзите системы ценностей у россиян в отношении гендерных ролей.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)