Статья опубликована в № 4274 от 06.03.2017 под заголовком: От редакции: Раздел победы

Кто первый победит террористов

Сложное разделение труда в сирийском конфликте

Вопрос «кто победит террористов в Сирии?» снова в повестке дня. США откладывают переговоры с Россией, но при этом собираются вложиться в штурм Ракки, неофициальной столицы «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Россия заявляет, что готова бороться с ИГ в одиночку. На самом деле, как обычно, разделение труда в сирийском конфликте сложнее и требует многоступенчатых договоренностей.

В пятницу начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской сообщил о повторном освобождении Пальмиры, оставленной в декабре сирийской армией. По словам Рудского, наступление разработали российские военные советники, оно велось при поддержке российской авиации и спецназа. В субботу AP сообщило, что Дональд Трамп может отложить переговоры с Москвой по совместной борьбе с ИГ – из-за обвинений членов его администрации в слишком активных контактах с Москвой ранее. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков прокомментировал это сообщение в том духе, что Россия готова продолжить борьбу самостоятельно.

Эти слова отчасти призваны продемонстрировать успехи российского оружия зрителям отечественных телеканалов, но отражают обеспокоенность Кремля ситуацией, складывающейся вокруг Сирии. Освобождение от отрядов ИГ Мосула, второго по величине города Ирака, иракской армией и курдскими ополченцами при поддержке американских ВВС – вопрос нескольких дней. Новый пункт повестки дня – организация наступления на сирийский город Ракку, неофициальную столицу ИГ, отмечает востоковед Леонид Исаев.

Пентагон намерен значительно увеличить американское участие в штурме Ракки, пишет Washington Post.

Главной заботой Вашингтона становится согласование участия курдских формирований в будущей операции с Турцией, которая выступает против расширения сферы влияния курдов и скорее готова согласиться с взятием Ракки сирийской армией, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Однако таких сил у Асада нет. Москва, которая не жаждет втягиваться в наземную операцию, оказывается на вторых ролях и пытается напомнить о своем значении в борьбе с ИГ и решении сирийского конфликта.

Москва может подтвердить статус-кво и роль в «разделении труда», если уговорит Асада перенести главный удар в провинцию Идлиб, где сосредоточены силы местной «Аль-Каиды», и предотвратит столкновения сирийской армии с турецкой в северо-западных районах Сирии. Вероятно, это станет предметом переговоров на предстоящей встрече Владимира Путина с Реджепом Эрдоганом.

Заинтересовать США Россия может совместной борьбой с иранским влиянием, полагает Исаев. Администрация Трампа крайне негативно относится к Тегерану. Россия недовольна, что Иран пытается сорвать переговоры с оппозицией, оказывая давление на Асада. В будущем Москве будет сложнее влиять на Дамаск: не ясно, сможет ли она помочь послевоенному восстановлению финансово. Чтобы заинтересовать США в сотрудничестве, России придется затевать новую операцию против «общего врага», например в Ливии, считает Фролов.

Выбор редактора