Статья опубликована в № 4275 от 07.03.2017 под заголовком: Система здравоохранения: Приватизация тела

Приватизация собственного тела

Экономист Евгений Гонтмахер о том, при каких условиях россияне будут здоровы

Кому принадлежит ваше собственное физическое тело? Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден: той личности, которая в нем находится. Но если задуматься, это далеко не так.

Возьмем российскую историю. Уже во времена древлян, кривичей и других славянских племен тела были коллективным достоянием. Их можно было использовать, например, в качестве жертвоприношения, отправлять на войну (т. е. на смерть или страдания) с соседями. С наступлением крепостничества помещик распоряжался телами своих крестьян, как хотел, – вспомним знаменитую Салтычиху. Реформы Александра II в этом смысле открыли возможность для массовой приватизации собственного организма: личность наконец могла (при желании) сама решать, что с собой делать не только в духовном смысле этого понятия.

Советская власть в этом смысле все вернула обратно, национализировав наши тела. Их, фактически без спроса, посылали в кровавые мясорубки войн, где бездарные военачальники устилали ими бескрайние поля сражений, стирали в лагерную пыль ГУЛАГа.

Казалось бы, это утверждение противоречит появлению бесплатной медицины. Но если посмотреть поглубже, то наряду с несомненным благом быстрого (в теории) попадания к врачу в этой ситуации есть и оборотная сторона. В условиях тоталитарного режима с соответствующей пропагандой государство пытается сформировать у людей установку: общедоступное (опять же – только в теории) здравоохранение нужно для того, чтобы укреплять обороноспособность страны, ударно работать на стройках коммунизма и исправно рожать детей – все для тех же целей. Очень характерное слово употреблялось в то время – «трудовые ресурсы», т. е., говоря современным языком, масса андроидов или биороботов. Апофеоз такого состояния тела и духа мы видим в нынешней Северной Корее, которая тоже любит похвастаться своей бесплатной медициной.

В начале 90-х появилась новая Россия, которая заявила о своих претензиях быть демократической страной с рыночной экономикой. Провели массовую приватизацию госимущества, начали устраивать конкурентные и непредсказуемые по результату выборы. Что касается физических тел наших граждан, то здесь началась чисто либертарианская политика: что с ним хочешь, то и делай. Государство демилитаризовалось, демократизировалось и начало резко уходить из сферы здравоохранения.

Да, формально говоря, медицина оставалась бесплатной и общедоступной, но в 90-е бюджет и возникшее обязательное медицинское страхование финансировали ее по минимуму. Зарплата медперсонала упала до неприличного уровня, новое оборудование не закупалось, лекарства для своего лечения в больнице стали покупать сами пациенты, расцвели поборы, коррупция. А ведь люди, особенно многие мужчины среднего возраста, кормильцы семей, оказались в стрессовой ситуации: без работы и/или с упавшими доходами. Удивительно ли, что в результате такой насильственной приватизации тела, происшедшей в 90-е, мы получили увеличение смертности и быструю депопуляцию, которая только частично покрывалась миграционным притоком из республик бывшего СССР.

В тучные 2000-е в здравоохранение в рамках «приоритетного национального проекта» были влиты неплохие бюджетные средства. Кроме того, значимо повысился уровень жизни практически всего населения. Это позволило переломить негативные тенденции. Но не только за счет улучшения работы государственных поликлиник и больниц, но и из-за, во-первых, появления значимого сектора платного здравоохранения и, во-вторых, распространения практик здорового образа жизни (фитнес, занятия физкультурой, отказ от вредных привычек и т. п.).

Фактически российское общество в 2000-е гг. расслоилось по отношению к собственному телу. Первая, пока еще большая часть, с облегчением вернулась к старой советской его национализации (поход к государственному врачу, только если есть серьезные жалобы). Остальное население разделилось на две части: 2) те, кто бросил свой организм на произвол судьбы и 3) те, кто реально приватизировал собственное тело, придерживаясь хоть в какой-то степени принципов здорового образа жизни.

Если бы страна и дальше развивалась по пути экономического роста и повышения благосостояния, то последняя группа постепенно продолжала бы увеличиваться за счет двух других. Этот путь уже прошли наиболее развитые страны. Но системный кризис, открытая фаза которого началась в России в 2013 г., уже начинает останавливать это движение. Не только недореформированное здравоохранение, которое так и не избавилось от советского нутра, но и вся окружающая обстановка толкает к этому:

– ухудшение материального положения большинства семей, что не позволяет тратить деньги на поддержание собственного здоровья;

– массированная пропаганда сакральности государства, для которого каждый конкретный человек – это винтик;

– деградация системы образования как сферы, где рождаются и передаются молодежи гуманистические смыслы.

Что же дальше? Необходимость проведения всеобъемлющих реформ уже настолько очевидна, что не буду повторяться. Хочу лишь обратить внимание, что одним из итогов этих реформ должна стать не принудительная, как в 90-е, а осознанная приватизация собственного тела подавляющим большинством населения.

В чем это должно проявляться? Здравоохранение (в любой своей модели – бюджетной или страховой) должно стать частью «охраны здоровья» как важнейшего сектора общественной жизни. Усилия как государства, так и самого человека должны доводить человека до поликлиники, а тем более больницы только в самом крайнем случае. Собственное тело должно стать важнейшим активом каждого, причем не только с точки зрения рынка труда. Здоровый организм обеспечивает внутреннее спокойствие, благожелательность по отношению к близким и внешнему миру. А это единственно возможный базис, в том числе и для успешного инновационного процесса, развития цивилизованного предпринимательства. В целом же институт «охраны здоровья», если он успешно функционирует, делает возможным превращение систем образования и культуры в питательный бульон для воспитания в людях их лучших качеств.

О том, происходит ли эта реформа, можно судить по такому показателю, как ожидаемая при рождении продолжительность жизни. Известно, что даже в условиях национализированного государством тела возможен рост этого показателя. Например, строительство канализации и водопровода, вакцинация детей поднимает его с 30–35 до 40–45 лет, а иногда и до более высокого уровня, что не так давно произошло во многих странах Африки и Азии. В Советском Союзе к этому прибавилась упомянутая выше бесплатная общедоступная медицина, которая довела ожидаемую при рождении продолжительность жизни почти до 70 лет.

В 90-е гг. этот параметр (из-за упомянутых выше причин) упал до 65 лет (у мужчин до 58). В 2000-е он начал расти и достиг в 2016 г. рекордных в истории страны 72 лет. Однако если сравнить Россию с другими странами, то окажется, что мы отстаем кардинально. В 30 странах ожидаемая при рождении продолжительность жизни – свыше 80 лет. Среди них не только такие экономические успешные державы, как Япония, Швейцария, Франция и Швеция, но вполне себе скромные Чили и Коста-Рика. Мы же в общем рейтинге в 2015 г. были на 110-м месте, уступая, в частности, Египту, Боливии, Молдавии, Парагваю и Венесуэле.

Чтобы двигаться вверх в этом рейтинге, уже недостаточно простых финансовых вливаний в общественное здравоохранение. Хотя дополнительные деньги на данном этапе не помешали бы улучшить ситуацию с сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологией и рядом других диагнозов. Но и эта примочка нашей медицине, судя по принятым основным бюджетным документам на 2017–2019 гг., никак не светит. Но даже если бы она каким-то чудом и оказалась реальностью, то ожидаемая продолжительность жизни, возможно, подросла бы на пару лет, а потом фактически прекратила расти, что мы, если наша статистика сработает непредвзято, скоро и увидим.

Достигнуть уровня 80 и более лет ожидаемая продолжительность жизни может, как показывает мировая практика, только если основная масса населения ощутит себя хозяином не только собственного социума, но и своего физического тела. Если «охрана здоровья» станет личным делом каждого, а государство будет ненавязчиво и тонко этому помогать. Именно так в целом обстоит дело в наиболее продвинутых по этому показателю странах, которые все как на подбор демократические, с открытой миру рыночной экономикой и реальными, а не имитационными правами личности.

Автор – член экспертной группы «Европейский диалог»

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Выбор редактора