Статья опубликована в № 4364 от 17.07.2017 под заголовком: От редакции: Налог на Яровую

Налог на Ирину Яровую

Все инициативы, за которые платит потребитель, надо считать целевыми налогами

Операторы мобильной связи ищут, с кем поделить расходы на исполнение закона Яровой об обязательном хранении трафика всех абонентов за полгода. В заключении рабочей группы РСПП, созданной для поиска решения, два варианта: попросить доплатить государство или же попросить доплатить пользователей. Но это только иллюзия выбора.

За закон Яровой заплатят именно пользователи, вопрос только в форме: или косвенно – налогами, которые пойдут на софинансирование программы со стороны государства, или напрямую – за счет повышения тарифов и введения отдельного целевого платежа.

Как утверждают операторы связи и интернет-провайдеры, собственных средств на создание инфраструктуры под хранение такого объема информации им не хватит. Общий годовой доход российских операторов, по данным Минкомсвязи, составил в 2016 г. 1,113 трлн руб., на исполнение закона Яровой, по оценке РСПП, они должны будут к 1 января 2019 г. потратить 17,583 трлн руб. Даже если это не окончательная оценка, масштаб разрыва между требуемыми расходами и имеющимися доходами очевиден. По расчетам экспертов РСПП, реализация закона в нынешнем его виде будет означать рост тарифов на услуги мобильной связи на 180%, на проводной интернет – на 1257%. Но такой рост политически неприемлем: мобильной связью в России пользуются абсолютно все, в том числе и малообеспеченные.

Расчета суммы отдельного платежа на закон Яровой РСПП не делал. Неизвестно, согласно ли государство частично финансировать то, что оно считает мерами по обеспечению национальной безопасности и борьбы с терроризмом (вообще-то именно государство должно это финансировать).

Реакции правительства на инициативу в РСПП не поступало. Представители отдельных операторов осторожно называют идею софинансирования закона Яровой гражданами и государством конструктивной, но требующей детального обсуждения. Идею отмены закона как политически репрессивного, неэффективного с точки зрения обеспечения безопасности и экономически неподъемного обсуждать в публичном пространстве уже, кажется, перестали.

Как ни безумно это звучит, введение отдельного платежа на реализацию закона Яровой с пользователей мобильной связи и интернета могло бы быть даже полезно. Не в смысле борьбы с терроризмом, а в смысле развития гражданского сознания, особенно если платеж на финансирование гражданами шпионажа за ними самими будет не зашит в тариф, а выделен отдельной строкой, вроде НДС. До тех пор пока каждый гражданин расплачивается за политику государства в общем и целом ростом своих расходов и падением доходов, а не отдельной строкой в счете и чеке, он, похоже, не до конца представляет себе, во сколько эксцессы политики обходятся ему лично. А вот если на ценнике отечественных помидоров будет написано «налог на контрсанкции – Х%», сыра – «налог на импортозамещение – Х%», на квитанции о квартплате – «взнос на реновацию», на платежке транспортного налога – «сбор на Крымский мост», в извещении из пенсионного фонда – «отчисление на помощь Крыму», на чеке из салона связи – «плата за закон Яровой», цена причуд избранной нами власти для каждого из нас станет конкретной.