Статья опубликована в № 4364 от 17.07.2017 под заголовком: Общество знания: Система навигации

Зачем нужны рейтинги университетов

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский о тактических оценках и стратегии развития

В последние годы рейтинги стали важным атрибутом глобального рынка образовательных услуг. И хотя ни один из них не может предложить объективной картины, нельзя не согласиться с тем, что этот инструмент сегодня формирует социальную реальность.

Основным фактором конкурентного успеха университета является его репутация на национальном и международном образовательных рынках. В этом процессе рейтинги играют ключевую роль: попадая в мировой или национальный рейтинг на ведущие места, университет резко повышает свою привлекательность не только для абитуриентов, но также для работодателей, инвесторов и государства, которое может обеспечить его дополнительными субсидиями.

Высокие позиции вуза на глобальном уровне представляют собой серьезный вклад в формирование имиджа страны, а по мере глобализации рынка образовательных услуг обеспечивают рост уровня человеческого капитала в регионе, привлечение инвестиций, а также увеличивают долю образовательных услуг в структуре экспорта страны. Оснований для этого достаточно: по данным экспертов Всемирного доклада по мониторингу образования и Международного института планирования образования при ЮНЕСКО, в настоящее время более чем из 200 млн студентов мира по зарубежным университетам активно перемещается около 4 млн человек. При этом на долю России пока приходится лишь 5% от общего количества иностранных студентов, в то время как США и Великобритания привлекают около 40% иностранных студентов, а Германия и Франция – до 9%.

Основными показателями эффективности и качества университета в большинстве рейтингов является результативность его деятельности по таким направлениям, как образование, наука, интернационализация и коммерциализация. Однако, несмотря на видимую схожесть, рейтинги довольно сильно различаются – набором, числом оцениваемых индикаторов, а также системой весовых коэффициентов и т. д. Серьезные расхождения можно увидеть на примере глобальных и национальных рейтингов. К примеру, индекс цитирования (научных статей) в одном из самых авторитетных рейтингов мира, QS WUR, весит 30%, а в конкурирующем рейтинге THE WUR на тот же самый индекс приходится всего 20%. Если национальный рейтинг РА «Эксперт», являясь одним из рекордсменов по количеству показателей качества научных исследований, оперирует 16 критериями, то мировой рейтинг ARWU использует для этого всего три параметра (справедливости ради нужно сказать, что российские рейтинги подходят к ранжированию намного более детально, чем их западные коллеги, которые ориентируются на создание более простого и понятного для пользователя продукта).

История рейтингов

Рейтингам университетов мира более 30 лет: в 1983 г. журнал US News and World Report начал публиковать ежегодные рейтинги «Лучшие колледжи Америки». Первые международные рейтинги университетов появились в 2003 г., став объектом пристального внимания не только вузов, но также правительств и общественности разных стран. Сегодня существует несколько сотен национальных рейтингов, зарегистрированных IREG-обсерваторией по академическому ранжированию и превосходству, а также не менее 10 престижных мировых рейтингов (их количество увеличивается с каждым годом). В число наиболее популярных и признанных мировым сообществом глобальных рейтингов входят академический рейтинг университетов мира (The Academic Ranking of World Universities – ARWU), QS World University Rankings, рейтинг британского еженедельника The Times Higher Education (ТНЕ WUR), набирающий вес Шанхайский рейтинг и т. д. Присоединение в 2003 г. России к Болонскому процессу (и последовавшая за этим реформа системы высшего образования с учетом мировых стандартов) положило начало выходу российских вузов на мировой рынок образовательных услуг, где им предстояло соперничать с зарубежными университетами. Практически в это же время в России появились свои, национальные, рейтинги. С 2005 по 2007 г. официальный рейтинг среди университетов России проводило Министерство образования. В 2008 г. взамен «официального документа» появился национальный рейтинг, осуществляемый независимым рейтинговым агентством «РейтОР», с 2009 г. – рейтинг ИА «Интерфакс», а в 2012 г. началась публикация рейтинга вузов «Эксперт РА».

СвернутьПрочитать полный текст

Все это приводит к серьезной разнице позиций университетов от рейтинга к рейтингу, при том что ни один из них не является совершенным измерительным инструментом. Достаточно посмотреть на оценку качества образования, которое обычно измеряется с помощью простой операции – соотношения количества преподавателей вузов и общего числа студентов. Именно этот критерий в последние годы помог российским вузам существенно улучшить свои позиции. В чем причина? Дело в том, что в отечественных вузах традиционно велика аудиторная нагрузка, лекции остаются основой учебного процесса, влияя на количество людей в штате. Долгое время на одного преподавателя российского вуза приходилось не больше восьми студентов, в то время как на Западе отношение 1 к 15–17. Такая разница объяснялась традициями, а также различными подходами в построении образовательного процесса. Если в России преподаватель – прежде всего лектор, то на Западе он, скорее, супервайзер, который подключается к обучению студента (основной упор – на самостоятельном образовании) по мере необходимости. Между тем составители рейтингов придают этому показателю большое значение. Считается, чем больше преподавателей, тем выше качество обучения. Но ведь это всего лишь допущение; прямой зависимости здесь быть не может.

Что касается дальнейшего развития событий, в ближайшем будущем это соотношение в отечественных вузах изменится до 1/12. По этому показателю российские университеты резко сдадут свои позиции. А значит, такие потери необходимо компенсировать с помощью других критериев – прежде всего, качества научных исследований.

Этот показатель тесно связан с количеством публикаций и цитированием статей. Однако поиск этой информации не входит в «обязанности» составителей рейтингов: она накапливается в базах данных (также конкурирующих между собой), которые тоже заметно отличаются друг от друга критериями, по которым туда попадают публикации. Если западные базы данных довольно щепетильно подходят к подбору журналов и статей, российские зачастую используют публикации не только из авторитетных источников. Это позволяет вузам использовать практику самоцитирования, что приводит к различным казусам. К примеру, два года назад таким образом несколько вузов неожиданно для всех сделали большой рывок – сразу на несколько сотен пунктов. К этому можно добавить еще одну проблему, которая распространяется уже на весь мир: вузы изучают методологию составления рейтингов и подгоняют под них свои параметры. Именно поэтому, для того чтобы увеличить вероятность объективности и избежать различных перекосов, рейтинговые компании часто меняют механику составления рейтингов.

Нужно также помнить о том, что рейтинги – это бизнес-проекты, каждый из которых преследует определенные цели: от возможности повысить трафик посещения сайтов до продажи консалтинговых услуг университетам, желающим подняться в рейтинге. Кроме того, ни один рейтинг, как бизнес-продукт, не заинтересован в статичности: всегда должно оставаться место для интриги, которая позволит поддерживать интерес публики.

У современных рейтингов есть еще одно слабое место: они продолжают смотреть на вузы сквозь призму модели научно-исследовательского университета. Однако, следуя требованиям времени, университеты меняются. По мере их развития и появления новой модели (Университета 3.0) рейтинги должны будут научиться учитывать новые показатели – оценивать университеты с точки зрения производимых инноваций, внедрения в экономику нового знания, а также влияния на развитие регионального сообщества (третья роль университета). И влияние на экономику, и третью роль как общественное благо довольно сложно измерить с помощью критериев, в которых доминирует логика услуги, академического совершенства и конкурентного превосходства. Попытки посмотреть на инновации уже происходят, но косвенным образом: через «репутацию», т. е. опросы работодателей и технического сообщества. Насколько релевантен такой сбор информации, учитывая влияние человеческого фактора, судить сложно.

Вероятнее всего, избежать противоречий, получая все более объективную картину, помогут методы работы с большими данными. И я думаю, что в ближайшие годы будут найдены алгоритмы, позволяющие в автоматическом режиме находить выпускников вузов, сравнивать доходы образованных ими компаний и другие параметры, представляющие собой косвенное свидетельство эффективности вузов. К примеру, Российский союз ректоров уже сейчас планирует использовать big datа для анализа соцсетей и других интернет-ресурсов в расчете оценить влияние вузов на экономику города.

Как бы то ни было, рейтинги – это данность. И университетам приходится играть в эту игру, корректируя свои программы развития, фокусируясь и опираясь на свои преимущества, а также все больше занимаясь вопросами позиционирования. Как ни парадоксально, репутация – следствие узнаваемости. Не так давно швейцарский коллега рассказал мне историю успеха известной американской бизнес-школы, которая долгое время, по опросам экспертов, считалась лучшей школой по предпринимательству. Несколько десятилетий назад она начала организовывать в своих стенах международную конференцию по предпринимательству, на которую ежегодно собирались ведущие эксперты в области бизнес-образования. В результате, когда приходило время опросов, большинство экспертов называли именно эту школу.

Для того чтобы выиграть в конкурентной борьбе и выделиться на фоне 30 000 университетов мира, вузам приходится искать свои способны быть узнаваемыми. Именно поэтому, продвигая свой вуз, сегодня мы делаем большую ставку на слово «Сибирь»: с одной стороны, наш университет был образован для развития этого региона, с другой – не менее важно, что слово «Сибирь» в мире очень известно.

Рейтинг – это всегда игра многих контекстов. Как и географические карты, которые отличаются друг от друга и масштабом, и типом, ни один не претендует на полную объективность. Поэтому вузы не могут позволить себе ограничиться участием в каком-либо одном исследовании. К примеру, наш университет постоянно участвует в семи глобальных и трех национальных рейтингах: это позволяет найти необходимый баланс. Однако в этой (весьма затратной) гонке очень важно избежать превращения рейтингов в самоцель. Необходимо помнить, что рейтинг – всего лишь зеркало, способное дать более или менее адекватное отражение в настоящий момент, в коротком промежутке времени. Намного важнее понимание тенденций развития образования, выстраивание приоритетов на основе уникальных особенностей вуза, а также последовательное движение в направлении выбранной стратегии. Как показывает практика, верхние строчки в рейтингах занимают те вузы, которые способны сформулировать ответы на вызовы очень быстро меняющейся действительности.

Автор – ректор Томского государственного университета