Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3815 от 20.04.2015 под заголовком: Правила игры: Будет ли рост в 2017 г.

Вернется ли российская экономика к росту в 2017 году

Такая возможность есть, но возврат к прежней модели лишь консервирует отсталость
Максим Буев

Согласно очередному отчету Всемирного банка о российской экономике, вышедшему в начале апреля, в ближайшие два года перспектив роста у России нет. Нас ждет серьезный спад в 2015 г., а в следующем вероятна продолжительная рецессия. Лишь в 2017 г., может быть, мы начнем расти.

Эта гипотетическая возможность роста следует из оценки разрыва ВВП – разницы между фактическим и потенциальным ВВП, уровнем производства при максимальной загруженности мощностей. Модели на основе разрыва ВВП используются международными организациями и центральными банками для оценки бизнес-циклов и прогнозирования динамики ВВП на разных этапах цикла. Чем больше разрыв ВВП, тем больше возможностей у правительства влиять на экономику путем проведения фискальных и монетарных мер, корректирующих перегрев или переохлаждение экономики, и тем более вероятен позитивный эффект от этих шагов.

Проблема, однако, в том, что нынешний кризис в России не циклический, а структурный. Появление новых игроков на мировых энергетических рынках, износ существующих мощностей внутри России, а также неизбежное изменение структуры экономики нашей страны вследствие внешнеполитических санкций делают задачу оценки потенциального уровня ВВП сложной. Следовательно, нельзя верить и прогнозируемому автоматическому возращению к росту на основе прежней модели, за счет сокращения разрыва ВВП.

Более того, возвращение к росту на основе прежней модели не только вряд ли возможно, но и нежелательно. Сейчас у России появился очередной шанс перестроить структуру экономики за счет расширения внешнеторгового сектора и за счет сокращения секторов, не конкурирующих на международной арене (главным образом сектора услуг), которые приняли на себя основной удар кризиса.

В крупных городах уже повсеместно закрываются рестораны, а строители ожидают в ближайшие месяцы существенной коррекции рынка. В теории в такой ситуации – при грамотной экономической и промышленной политике есть возможность перенаправить ресурсы, освобождающиеся в сжимающихся секторах, в секторы, которые обеспечат долговременный устойчивый рост экономики. Это, в частности, означает высвобождение трудовых ресурсов, повышение их мобильности, а также их переобучение за счет активных мер на рынке труда. В то же время необходимо повышение расходов на образование, которое снабдит конкурентоспособные секторы экономики квалифицированными кадрами через 3–5 лет.

На практике же наша страна в очередной раз прибегает к борьбе с кризисом и безработицей за счет снижения реальных зарплат. Население сохраняет рабочие места в неэффективных секторах, попутно проедая сбережения, какими бы мизерными они ни были. Планируемые массированные госинвестиции в инфраструктурные проекты компенсируют падение спроса в секторе услуг, но усугубят ситуацию, пытаясь закрыть модельный разрыв ВВП за счет роста неконкурентных секторов. При таком подходе устойчивого роста к столетию Октября мы не увидим, а в долгосрочной перспективе даже отстанем от Запада и Востока еще лет на 30.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге