Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3842 от 01.06.2015 под заголовком: Правила игры: Своевременное госрегулирование

Как нерегулируемый рынок понижает благосостояние граждан

Если госрегулирование отстает от реальности, рост конкуренции оборачивается экономией на клиенте и монополизацией отрасли
Максим Буев

Неделю назад в статье «Как рынок увеличивает благосостояние граждан» («Ведомости», 25.05.2015) Константин Сонин привел пример ситуации, когда появление Uber, Lyft и прочих их аналогов на рынке частных перевозок улучшило благосостояние граждан. Однако история снижения цен на услуги такси – это лишь первая фаза цикла развития рынка, когда появление новой технологии временно идет на пользу большинству. Как правило, первоначальный рост конкуренции со временем приводит к экономии на клиенте или даже к росту концентрации в отрасли, если регулирование рынка государством отстает от реальности.

К 2010 г., когда на рынке появились Uber и другие, рынок частных перевозок в развитых странах строго регулировался государством в отношении цены километра пути. Новые перевозчики, однако, объявили свой сервис не услугами такси, а «карпулингом» (совместное использование автомобиля), обойдя таким образом ценовые ограничения и фактически создав для себя нерегулируемый сегмент рынка. Появление нового рынка стало возможным в первую очередь благодаря новым технологиям. Сначала это были мобильные приложения, позволяющие заказывать такси без звонка диспетчеру, а также предлагать свою цену за проезд. Затем карпулинговые компании стали использовать технологии анализа big data – в частности, данные о маршрутах пассажиров, о спросе в разное время суток и загруженности улиц. Это позволило им сделать еще более гибкой тарификацию проезда в разных районах города. Повышение эффективности рынка привело к снижению равновесной цены и кое-где к его либерализации. Но что будет дальше?

Появление новых технологий и компаний, снижение цен и возможная либерализация очень напоминают одну известную историю. В 1970–1990 гг. в США активно возникали различные инвесткомпании, предлагавшие клиентам более высокий процент по вкладам, чем традиционные банки. Формально не являясь банками, они смогли подрезать банки, обойдя жесткое регулирование банковской отрасли. В итоге дерегулирование финансов, пролоббированное банками, закончилось кризисом 2008 г. Полное освобождение рынка от оков не обязано быть столь драматичным. Однако, съедая маржу, рост конкуренции может привести к жесткой экономии на клиенте. Именно поэтому, например, на американских авиалиниях давно перестали сервировать бесплатную еду. В других случаях конкуренция непроизвольно ведет к снижению показателей услуги, которые трудно измерить деньгами. Например, компании набирают водителями тех, кто не может проехать по городу без помощи GPS. Когда все пути экономии испробованы, на рынке начинается этап слияний и поглощений, монополизация рынка растет. Круг замыкается, и государство должно снова регулировать рынок.

Сначала появление новых технологий идет на пользу всем. Но когда технологии абсорбируются рынком, начинается новый этап, где потребитель иногда страдает, если государство разумно не ограничит прыть laissez-faire. Подумайте об этом, когда в очередной булочной, которая поначалу пекла замечательный хлеб, его качество вдруг испортится. Может быть, воровство муки и вызвано чрезмерным давлением конкуренции?

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге