Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 3896 от 17.08.2015 под заголовком: Правила игры: Экономический театр абсурда

Экономический театр абсурда

Как связаны слова и действия руководства страны с тем, что происходит в экономике
Константин Сонин

В последнее время сравнение происходящего в России с последними годами Советского Союза возникало по самым разным поводам. Кому-то об этом напоминает язык министерских заявлений, кому-то – все увеличивающееся вмешательство спецслужб в дела бизнеса и граждан. Экономисту 2015 год напоминает 1990-й, когда экономическая сфера была каким-то театром абсурда: слова руководства страны казались никак не связанными с тем, что происходило в экономике страны, а действия как будто нарочно приближали катастрофу. И, как прекрасно документировано в «Гибели империи» Егора Гайдара, этот театр абсурда существовал не только на страницах газет – внутренние документы отраслевых министерств и правительства демонстрируют удивительную глубину непонимания того, что происходило.

Вот и сейчас то, о чем говорит руководство страны в части экономики, вызывает только удивление. И премьер, и вице-премьеры, и министры рассуждают об «импортозамещении» – фантастической концепции, придуманной в пропагандистском угаре прошлого года. У этой концепции есть небольшое количество (но очень крупных!) бенефициаров – владельцы фирм-производителей, которые защищены импортными барьерами от конкуренции. Они получают выгоды в любом случае, пока ограничения действуют, и их позиция понятна: каждый день «импортозамещения» – это лишние деньги в карманах владельцев. (Обратите внимание, что ни о каком опережающем росте зарплат в защищенных отраслях не слышно – т. е. вся выгода уходит только владельцам фирм.) При этом российским гражданам – особенно бедным – уже нанесен огромный ущерб: из-за роста цен на продовольствие приходится сокращать расходы и на еду, и на все остальное. Но я обращаю внимание не на это, об этом написано уже сто раз, а на то, что в правительстве продолжают рассуждать – и, судя по уничтожению санкционных продуктов, действовать – так, как будто бы фронтальное импортозамещение возможно. Может, и возможно – если уровень потребления опустится до советского...

Или рассуждения про то, когда падение российской экономики, продолжающееся уже третий квартал, «достигнет дна». Спад, начавшийся в 1990 г., напомню, «достиг дна» через семь лет. Конечно, фундаментально российская экономика в 2015 г. гораздо здоровее, чем в 1990-м, и катастрофы, подобной катастрофе 1990-го, можно избежать. Но «можно» – не значит «можно, ничего не делая». Надо отменить контрсанкции, начать переговоры, которые позволят российским фирмам и банкам вернуться на финансовые рынки, сменить экономический блок правительства – и это только срочные, немедленные меры. Потом нужны приватизация, снижение регуляторной нагрузки, реформы правоохранительных органов и т. д. – чтобы начался экономический рост. А то в нынешнем состоянии оптимистичным выглядит сценарий «достижения нового дна» – экономика стагнировала уже в 2012–2014 гг., а падение, происходящее сейчас, результат «событий 2014 г.» – просто плавный переход на новый, более низкий в терминах производства и потребления уровень стагнации.

Автор – профессор Чикагского университета и НИУ «Высшая школа экономики»