Страна, прикрытая бумажкой

История России свидетельствует о том, что право собственности в любой момент признается сувереном «бумажкой»
Андрей Колесников

Наконец-то сказаны главные слова об устройстве современного российского политического режима. Откуда не ждали, что называется. Мэр Москвы Сергей Собянин о сносе торговых павильонов в городе Москве: «нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными жульническим путем»; «снос незаконных строений в Москве - наглядный пример того, что в России не продается правда, наследие, история нашей страны».

Право собственности, священное и неприкосновенное, против «истории нашей страны». Так оно и есть: история свидетельствует о том, что право собственности в любой момент признается сувереном «бумажкой». Пушкинское определение rule of law «стоите выше вы народа, но вечный выше вас закон» в России никогда не работало. Право собственности не значит ничего перед «правдой» начальника и «наследием» пропагандиста. Что такое правда, решает не суд, а любой феодал при суверене.

Отобрать и переделить – на этот раз «справедливо». Перераспределить среди тех, кто заслужил. На всех уровнях системы. Если так сделали, например, с ЮКОСом, то почему не поступить так же с предпринимателями существенно более низкого полета. Для убедительности можно еще поставить рядом православный храм. Передел собственности нуждается в анестезирующем дымке паникадила, чтобы сомнений в справедливости не возникало вовсе.

Принцип свободы договора? Как сказано у Маршака, «ты не в Чикаго, моя дорогая». И даже не в Древнем Риме. Орда и православие отделили нас от мира, в котором произошла рецепция римского частного права. А Библию нам дали, как давно отмечал философ Густав Шпет (не зря его советская власть сослала куда надо), «на болгарском языке», что предопределило наше, по его определению, «невегласие».

Немые и отделенные от Запада, будущие «дорогие россияне» решали вопросы методами опричнины. Иногда прикрываясь «бумажками». Вроде первых декретов Советской власти. А иногда сажая за бумажки – книги, статьи, листовки, «Хронику текущих событий», «Архипелаг ГУЛАГ». Иной раз управляя бумажками – многотомными «Ленинским курсом», собраниями сочинений вождей.

Священные тексты у всех разные – у кого кодекс Наполеона, у кого – цитата из Сталина. У кого - Дигесты Юстиниана (VI век н. э.), где сказано: «Ведь ничто не соответствует так естественной справедливости, как подтверждать в праве волю собственника». А у кого «невидимая рука кремлевского рынка», когда решения о том, что, кому и как покупать и продавать, принимается на высшем кабинетном уровне. Кому Конституция, о содержании которой федеральная власть имеет представление только по уклончивым рассуждениям Валерия Зорькина, а кому – севрюжина с хреном в виде системы «Платон», отчисления от которой в государственный бюджет не предусмотрены в течение первых пяти лет ее работы.

Рабочих мест меньше, инфляция выше, стимулов к ведению частного бизнеса – нет совсем, близость к телу суверена – решает все. Таковы «правда, наследие, история нашей страны».

Автор – директор программы Московского центра Карнеги