Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4179 от 11.10.2016 под заголовком: Наше «мы»: Кто не явился на выборы

Кто не пошел на выборы

Неголосовавшие в целом менее довольны жизнью
Алексей Левинсон

Опросы «Левада-центра», проведенные после выборов, позволяют уточнить характеристики электоратов основных партий и сравнить их с теми людьми, которые не приняли участия в голосовании (речь идет только о голосовании по партийным спискам). Вообще говоря, если электораты «Единой России», КПРФ и ЛДПР обладают достаточно выраженной идентичностью, то среди не принявших участия в голосовании несколько весьма различных категорий россиян. Неголосовавшие – это почти полстраны, изучение их взглядов и предпочтений представляет особый интерес.

В целом неголосовавшие менее оптимистично оценивают курс, которым идет страна («правильным» его считают из них 43%, тогда как среди голосовавших – 57%). Они же, что естественно, в полтора раза меньше придают значения выборам, чем голосовавшие, но – и это интересно – и они в конце сентября называли выборы наиболее запомнившимся событием. Среди них две трети не ожидали от прошедших выборов перемен к лучшему в нашей жизни. Это закономерно. Более удивительно, что и среди голосовавших треть не ожидала таких перемен. С другой стороны, внимания заслуживает и тот факт, что среди неголосовавших около трети таких перемен все же ждут. Видимо, это те, кто уверен, что дела сами собой в стране идут – и идут к лучшему, их участия как граждан не требуется. Начальство все сделает как надо.

Было ли неучастие в выборах формой негативного отношения к режиму или, наоборот, выражением особого доверия ему? Видимо, верно и то и другое предположение, ибо неголосовавшие – разнородное множество. Среди неголосовавших в два с лишним раза больше выразивших неодобрение по поводу деятельности Путина на посту президента (25% против 11%). Но все равно лояльность президенту выражают среди них три четверти (неголосовавшие одобряли деятельность Путина на уровне 75%, тогда как голосовавшие – на уровне 88%, что и определило в целом рейтинг в 82%).

Говорят, что некоторые политконсультанты рекомендовали принимать меры по снижению явки, считая, что среди тех, кто все равно непременно явится (сами или при стимуляции), доля голосующих «как надо» будет выше, чем среди неявившихся. Вероятно, со своей политтехнологической циничной позиции они правы. Если бы у нас была выборной фигура премьера, то ситуация оказалась бы критической. В отношении премьера среди голосовавших преобладает одобрение, среди неголосовавших – неодобрение. Подобное различие проявляется и в оценках других значимых политических объектов и событий. Обобщить его можно так: в том, что важно, а что нет, россияне в общем согласны. Но в том, положительно или отрицательно оценивать данное важное обстоятельство или лицо, они расходятся гораздо больше.

Из оценок неголосовавших можно сделать вывод, что среди них гораздо больше людей недовольных тем или иным аспектом нашей жизни. Из этого следует, что их отказ от участия в выборах был способом выразить отрицательное отношение к тому, как управляется страна. Если считать это формой протеста, то это пассивная форма протеста.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»