Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 4274 от 06.03.2017 под заголовком: Правила игры: Треугольник инфляции

Треугольник инфляции

Доверие к Центральному банку – фактор устойчивого экономического роста
Максим Буев

Программа среднесрочного развития страны, опубликованная Столыпинским клубом на прошлой неделе, – очень любопытный документ. В нем много смелых и интересных идей, нацеленных на создание в стране условий для экономического роста. При этом макроэкономическая часть документа откровенно слабая и порою вводит читателя в заблуждение ложной трактовкой фактов.

Вот, например, излюбленная столыпинцами тема – инфляция и политика ЦБ. Программа справедливо отмечает, что инфляция в России носит немонетарный характер и вызвана ростом издержек, а не ростом кредитной активности. По мнению клуба, это повод к тому, чтобы ЦБ существенно снизил ставку процента, создавая условия для роста кредита и запуска механизмов экономического роста. Проблема, однако, в том, что рост спроса и издержек – это лишь две трети инфляционной истории, треть которой осталась вне фокуса авторов программы.

Консенсусом в современной макроэкономике можно считать так называемую треугольную модель инфляции. К двум упомянутым факторам добавляется еще и структурная инфляция или инфляционная инерция. Она возникает, например, из-за укоренившихся у населения ожиданий высокой инфляции или структурных факторов, таких как постоянно низкий уровень безработицы. И то и другое свойственно нашей экономике. Это одновременно и наследие высокой инфляции 1990–2000-х гг., и традиции властей в борьбе с кризисами росту открытой безработицы предпочитать дефляцию реальных зарплат. В итоге экономика выработала привычку ожидать высокую инфляцию, закладывая ее в будущие цены.

Победить эту привычку можно лишь бескомпромиссностью политики ЦБ на протяжении длительного периода. Придерживаясь умеренно жесткой денежно-кредитной политики, ЦБ со временем ломает ожидания в экономике и фиксирует их на требуемом уровне. Издержками такого подхода являются завышенные ставки, не позволяющие бизнесу быстро разогнать экономику за счет новых инвестиционных проектов. Однако уровень ставок завышен лишь для тех, кто не принимает инфляционную инерцию во внимание.

Столыпинцы правы в том, что инфляция спроса у нас отрицательна, а инфляция издержек положительна. Бороться с последней, действительно, помогает экономический рост. Но в России также высока и структурная инфляция, с которой и борется ЦБ, не снижая ставку так быстро, как хотелось бы клубу. В итоге инфляционная инерция замедляется: ожидания рынка, которые можно вытянуть из наклона кривой доходности бескупонных облигаций, торгуемых на Московской бирже, указывают на то, что в ближайший год ЦБ снизит ставку уже до уровня 9%.

Однако душат страну не ставки, а недоверие к действиям правительства, плохой инвестклимат, антисанкции, постоянные проверки бизнеса и т. п. Все это вне мандата Центробанка. Требуя от него проведения другой политики, столыпинцы не понимают, что это скажется на доверии участников рынка к банку, которое ЦБ уже заслужил своей последовательностью. Вместе с тем это доверие – один из тех институциональных факторов роста, за создание которых они ратуют в программе.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге