Регистрация Подписка




Антон Титов, директор ГК «Обувь России», о перспективах рынка 

Магнус Брэннстром, президент Oriflame, о любви к России и уплате налогов1

Игорь Бунин, Алексей Макаркин: Сокрушение коррупции в планы власти не входит

Путин не будет устраивать «революцию сверху»

Игорь Бунин
Алексей Макаркин
Vedomosti.ru

03.12.2012

  • Статья
  • Отзывы124
  • В избранное
Игорь Бунин, Алексей Макаркин: Сокрушение коррупции в планы власти не входит
Фото: А. Махонин/Ведомости
 
Раскройте тему

  Эта публикация основана на статье «Борьба с коррупцией: В поисках меньшего зла» из газеты «Ведомости» от 03.12.2012, №229 (3243).

Развитие событий: От редакции: Антикоррупционная активность власти угасла →

Тема борьбы с коррупцией стала в последнее время самой обсуждаемой. Активно обсуждается вопрос о том, является ли антикоррупционная кампания стратегическим выбором власти или же речь идет об очередной имитации. Представляется, что ситуация существенно сложнее.

Начиная борьбу с коррупцией, власть руководствовалась двумя соображениями. Во-первых, объективная ситуация такова, что коррупция является препятствием для развития экономики. В период активного роста ВВП власть могла не рассматривать противодействие коррупции в качестве одного из своих приоритетов — сейчас это просто невозможно. Более того, ее системный характер приводит к тому, что от нее нет иммунитета ни у одного проекта — даже у тех, которые находятся под политическим патронатом президента. Неудивительно в связи с этим, что одним из первых дел в рамках кампании стала история с саммитом АТЭС, в рамках которой арестован пока что самый высокопоставленный из обвиняемых по антикоррупционным делам чиновник — в ранге замминистра. Отсюда и желание одернуть чиновничество, показать ему на конкретных примерах, что стоит хотя бы умерить аппетиты, если нельзя полностью отказаться от вредных привычек. В эту же тенденцию вписывается и стремление власти усилить контроль над чиновниками, в том числе с помощью «национализации элит», повысить их зависимость от Кремля.

Во-вторых, власть реагирует на действия оппозиции, которая активно использует антикоррупционную тему, жестко критикуя Кремль. Более того, оппозиционная риторика совпадает с общественным запросом, что не позволяет ее игнорировать. Поэтому власти выгодно перехватить инициативу, позиционируя себя в качестве решительного борца со взяточничеством и используя имеющийся в ее распоряжении медийный ресурс (сайт Навального, конечно, очень популярен в политизированной части интернета, но по своей мощи он несопоставим с программой Мамонтова).

При этом в планы власти не входит полное сокрушение коррупции, так как оно будет означать тектонические изменения в элите. Вспомним знаменитую операцию «Чистые руки» в Италии начала 1990-х гг.: тогда действительно серьезная антикоррупционная работа, проведенная независимыми следователями, привела к фактическому краху партийной системы — уцелели лишь те политические силы, которые исключались из участия в правительственных коалициях (коммунисты, радикалы, неофашисты). Другой элиты у власти нет, а устраивать «37-й год» (даже в смягченной, относительно вегетарианской форме) Путин явно не хочет, о чем он прямо и заявил. Кстати, для локальной задачи одергивания чиновников идеальной выглядит фигура Елены Скрынник, персонажа одного из фильмов Мамонтова, — бывший министр сельского хозяйства в отличие от своих коллег по кабинету Путина не получила должности в президентских структурах. Количество таких локальных историй, видимо, будет увеличиваться, поддерживая тонус кампании, но незначительно влияя на позиции истеблишмента.

И дело здесь не в гуманизме в отношении взяточников. Путинский режим носит... Читать целиком

  Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.

 
1.
Ткачев: Россияне должны разделить с президентом потери из-за присоединения Крыма81
2.
Россия сбилась с курса72
3.
Иван Крастев, Марк Леонард: Новый европейский беспорядок. Зачем Европейскому союзу нужен Евразийский экономический союз, или как остановить Путина61