Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4179 от 11.10.2016 под заголовком: Цитата недели

Наука и мифотворчество министра Мединского

Как перенести сегодняшний антироссийский заговор в прошлое
  • Павел Аптекарь
Даже если бы не было ничего, это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые.
Владимир Мединский, министр культуры России

Владимир Мединский и его соратники нередко реагируют на критику громкими обвинениями в адрес оппонентов. Цель – дискредитировать их и отвлечь публику от содержательного обсуждения ошибок, обнаруженных в его трудах. После появления негативных отзывов о книге про мифы Второй мировой войны Мединский, тогда еще не министр, изложил свой взгляд на прошлое: «Вы наивно считаете, что факты в истории – главное. Откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания! Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда».

Сейчас под сомнение поставлена научная состоятельность диссертации Мединского «Проблемы объективности в освещении Российской истории второй половины XV – XVII вв.». Министр, опытный пиарщик, стремится переключить внимание с диссертации на важность сохранения мифов массового исторического сознания.

Мифотворчество и научная работа – разные жанры. В последней важно корректное отношение к предшественникам. Мединский сетует: «Известный историк (В.О. Ключевский – П.А.) в целом доверял показаниям иностранцев». В действительности мэтр писал: «Понятно, как разборчиво и осторожно надобно пользоваться известиями иностранцев о Московском государстве: за немногими исключениями они писали наугад, по слухам...». Советский историк Михаил Тихомиров, по мнению министра, «не поставил вопрос о достоверности сообщенных в них сведений». Тихомиров, между тем, писал: «Особенностью сказаний иностранцев является пристрастность их мнений... им бросалось в глаза главным образом все отрицательное».

Система доказательств диссертанта примерно такова: он цитирует иностранца и опровергает его с помощью русских свидетельств или собственных рассуждений. Описав прием венецианского дипломата Контарини, Мединский пишет: «Итальянский дипломат был мало пьющим человеком. Поэтому он, видимо, и осуждал тех людей, которые могли выпить больше него... Учитывая это, вряд ли можно доверять его сведениям о склонности русских людей к пьянству...»

«Свое сочинение он писал с одной целью – очернить Русское государство, его правителей и людей», – объясняет автор мотивы австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна. Создается впечатление, что Мединский переносит популярное у российской элиты представление о всеобщем антироссийском заговоре на события прошлого, не слишком заботясь о достоверности.

Выводы автора таковы: «Нужна отдельная государственная историко-пропагандистская организация. Она должна заниматься вопросами... исторической памяти и исторической пропаганды».

Выбор редактора