Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4184 от 18.10.2016 под заголовком: Цитата недели

Разорительная забота президента

Почему «фиг им», если наказание – нам
  • Кирилл Харатьян
Фиг им!
Владимир Путин, президент России

За два с небольшим года, прошедших с того момента, как Владимир Путин объявил контрсанкции, запрещенная иностранная еда нашла себе применение. Частью, как мне кажется, она продолжает поступать в желудки российских жителей через официальные и не очень каналы продаж; частью она нашла себе новых потребителей; и уж во всяком случае, острой проблемы с тем, куда эту еду девать, у экспортеров давным-давно нет.

Поделюсь впечатлениями: вот салаты, упакованные в пластиковые ванночки, – прежде, до контрсанкций, они назывались итальянскими. За упомянутые два с небольшим года ванночки – при неизменном внешнем виде и, насколько можно судить, вкусе – назывались и албанскими, и боснийскими, и тунисскими, и израильскими.

Похожая история и с яблоками, которые до запрета были в основном польскими, а после стали очень часто сербскими, хотя выглядели и на вкус были почти такими же; и еще же невиданно вырос экспорт яблок из соседней с Польшей Белоруссии.

В общем, когда национальный лидер с некоторым даже торжеством в голосе говорит «фиг им» в ответ на вопрос, не пора ли хотя б частично отменить контрсанкции, волей-неволей начинаешь задумываться: кто адресат-то высказывания?

То есть, конечно, из дальнейшего комментария президента становится понятно, что он ведет речь о контрмерах (а не санкциях) в отношении западных стран, но продуктов-то лишились вовсе не они. И дальше Владимир Путин справедливо радуется: в России выросло производство птицы, да так, что можно уже экспортировать ее! (Думаю, президенту отдельно приятно, что удалось импортозаместить «ножки Буша», дешевую американскую курятину, продовольственный символ 1990-х гг.)

Но вот два момента. Об одном Владимир Путин честно сам сказал: еда из-за контрмер (не санкций) в России подорожала. Надо эту очевидную мысль еще раз сказать: президент нарочно повысил цены на еду, т. е. гражданам, в том числе и избирателям его, стало дороже жить. Чем бы такое решение ни объяснялось, оно кажется непродуманным. Наверное, импортозамещение можно было провести каким-то менее разорительным для кошельков россиян методом.

О втором каждому хорошо известно из собственного магазинного опыта. Контрмеры лишили россиян некоторых сравнительно дорогих, но качественных продуктов – сыра, мясной и рыбной гастрономии, некоторых фруктов: они в России или вовсе не производятся, или имеют, скажем максимально корректно, иные потребительские характеристики. Жить без них, несомненно, можно, это не повседневные продукты – но по какой причине россияне должны обходиться без них? Наказать страны – производители такой еды не выйдет: спрос предъявляет далеко не только Россия, есть куда сбыть.

В общем, я подозреваю, что, когда президент Путин обещает не отменять своих контрмер, он говорит не только со странами – производителями запретной еды, но и с гражданами России.

Им в нынешней сложной международной обстановке не полагается чуждых продуктов.