Перейти на vedomosti.ruОбратная связь
Номер 3 от 30 ноября 2016
Партнер проекта «Росавтодор»
Номер 3 от 30 ноября 2016
Партнер проекта «Росавтодор»

Кофе и бензин

«Газпром нефть» за полгода выручила от продажи кофе на своих заправках 1 млрд руб. Но в России все еще есть федеральные трассы, где на 2000 км одна АЗС. Почему инвесторы не торопятся открывать придорожные кафе и гостиницы в отдалении от столиц и как Росавтодор рассчитывает изменить ситуацию?

«Когда я проезжал [по трассе «Колыма» между Якутском и Магаданом], то обратил внимание на местную типичную заправку, которая расположена около придорожного кафе «Куба» в районе населенного пункта Кубэ. Владелец пошутил и написал на фанере название Острова свободы, там же поставил бочку, из которой проезжающие водители могут заправиться», – рассказывает руководитель Росавтодора Роман Старовойт. Сетевых АЗС вокруг просто нет – нефтяники туда не идут, говорит он.

Заправки, кафе, гостиницы – в официальных документах они называются «объекты придорожного сервиса» – должны развиваться одинаково на всех федеральных трассах от Калининграда до Владивостока, предусматривает концепция развития придорожного сервиса, которую в конце 2013 г. утвердили Минтранс и Росавтодор. Задача – обеспечить системный и равномерный подход, чтобы на федеральных трассах больше не было участков длиной в несколько сотен километров без пунктов обслуживания водителей, объясняет представитель Росавтодора.

Далеко невыгодно

Больше всего сервисных объектов в окрестностях Москвы и Петербурга. Например, на федеральных дорогах, подведомственных ФКУ «Севзапуправтодор» (обслуживает дороги общей протяженностью почти 2500 км в Ленинградской, Псковской и Калининградской областях), числится 837, а на трассах ФКУ Упрдор «Россия» (1300 км дорог общего пользования федерального значения, проходящих через территорию Московской, Тверской и Новгородской областей) – 538 объектов придорожного сервиса. Для сравнения: на 2000 км трассы Р504 «Колыма» всего 39 объектов, на 900 км трассы Р176 «Вятка» приходится 59 таких точек, а на 1000 км трассы Р257 «Енисей» Красноярск – Абакан – Кызыл – граница с Монголией – всего 4, свидетельствуют данные Росавтодора.

«Объекты придорожного сервиса» – здания и сооружения, расположенные на придорожной полосе и предназначенные для обслуживания участников дорожного движения в пути следования (мотели, гостиницы, кемпинги, станции технического обслуживания, автозаправочные станции, пункты питания, торговли, связи, медицинской помощи, мойки, средства рекламы и иные сооружения)».
Федеральный закон «О безопасности дорожного движения»

Самыми привлекательными ожидаемо оказываются «туристические» трассы: М4 «Дон» Москва – Новороссийск, М10 «Россия» Москва – Санкт-Петербург, платная трасса М11 Москва – Санкт-Петербург. И спрос, и средний чек там выше, чем в отдаленных регионах. Много сервисных объектов строится возле крупных городов – например, в пределах 100 км от Москвы, объясняет начальник отдела стратегического консалтинга компании JLL Юлия Никуличева. Но после 100-го км удобств все меньше: например, на трассе М8 «Холмогоры» от Москвы до Ярославля дефицита объектов сервиса нет, но после Ярославля они практически исчезают.

Подтянутый сервис

К концу 2016 г. Росавтодор должен привести в нормативное состояние, т. е. отремонтировать, 71% федеральных трасс (34 800 км), а к 2019 г. эта цифра должна составить 85%. Но одного ремонта покрытия недостаточно, чтобы удовлетворить потребности автомобилистов: необходимо подтянуть уровень придорожного сервиса, чтобы «люди могли элементарно заправиться», отмечают в Росавтодоре.

Чтобы привлечь крупных инвесторов к строительству объектов придорожного сервиса не только на хлебных трассах, Росавтодор планирует разыгрывать площадки под такие объектами лотами, включая в них как «вкусные» места, так и менее прибыльные, но важные для автомобилистов, рассказывает Старовойт.

Кроме того, Росавтодор рассчитывает подключить к развитию сервиса для водителей и пассажиров малый бизнес. Весной агентство подписало соглашение с Федеральной корпорацией по развитию малого и среднего предпринимательства: они вместе изучат лучшие закупочные практики и займутся комплексной поддержкой предпринимателей, которые захотят участвовать в закупках подведомственных организаций Росавтодора (в частности, бизнесменам будут разъяснять порядок участия в закупках, рассказывать о технологических потребностях и планируемых объемах закупок). За девять месяцев этого года Росавтодор и подведомственные ему организации закупили у малого бизнеса уже 16,3%, а к концу года этот показатель дойдет до 20%, говорит представитель агентства.

Член думского комитета по транспорту Сергей Тен весной заявлял, что как объекты придорожного сервиса на федеральных трассах должны развиваться фермерские рынки. Такие объекты, по его словам, должны стать цивилизованной формой торговли продукцией личных подсобных хозяйств. Это позволит учесть интересы не только крупных компаний и предпринимателей (сервисных станций, отелей, сетей питания, магазинов), но и малого бизнеса, жизнь которого зависит от дороги, объяснял депутат.

Одинокая булочка

Сами владельцы сервисных объектов не прочь накормить автомобилистов, но жизнь их легкой не назовешь. «Коммуникации, логистика, персонал: наем, доставка, график», – перечисляет основные сложности становления придорожного сервиса руководитель сети кафе «Помпончик» Николай Корябкин (в сеть входят 34 придорожных кафе в Московской, Ростовской, Калужской и Воронежской областях и Республике Адыгее, еще одно будет открыто в Брянской области до Нового года). Дмитрий Чуйко, территориальный менеджер по развитию сети ресторанов Subway в Москве и Московской области, добавляет к этому списку неразвитость и износ инфраструктуры. Речь, в частности, о низком качестве дорожного покрытия, недостаточной разветвленности сети дорог, отсутствии точек притяжения на больших дистанциях.

Мест, где потенциальный инвестор мог бы разместить свой объект, немного, вложения требуются высокие, а окупаться они будут медленно, перечисляют трудности почти все собеседники «Ведомости&». Инвестиции в проект на трассе минимум на 30% выше, чем в городских условиях, и это не считая затрат на подключение к сетям, говорит Чуйко. Выше – примерно на 10–15% – и расходы на персонал: квалифицированные сотрудники не очень охотно соглашаются работать на удалении от мест постоянного проживания, приходится организовывать трансфер, доплачивать за «тяжелые» условия труда.

«На инвесторе лежит задача построить полосы разгона и торможения при подъезде к своему объекту и выезде из него, обустроить автостоянки», – объяснял в мае «Ведомостям» вице-президент общероссийской Ассоциации компаний придорожного сервиса и туризма Сергей Ли. Он приводил в пример Белоруссию, где площадки под размещение объектов для отдыха готовит государство. В Ульяновской области, где Росавтодор планирует строительство автотуристического кластера, обустройство площадок и подъездов берет на себя как раз государство и экономия бизнеса – до 40 млн руб. по каждой площадке, оценивал Ли.

Строительство коробки объекта стоит 40 000–50 000 руб. за 1 кв. м, оценивает Владимир Красулин, руководитель сети дорожных кафе «Баранка». Соответственно, объект площадью 300 кв. м – это 12–15 млн руб. На обустройство территории и создание площадки для отдыха потребуется еще 5–10 млн. Во столько же встанет участок (если речь не о Москве или Московской области). Выходит, один сервисный объект может обходиться инвестору в 30 млн руб. Еще 20 млн придется потратить на полосы разгона и торможения (эта сумма зависит от категории дороги: чем ниже категория, тем эти затраты ниже).

Эти 50 млн придется заплатить за объект в любой точке страны, а поток машин, очевидно, будет сильно различаться. Это одна из главных причин, почему компании неохотно идут в регионы.

Вокруг заправки

Еще одна проблема – монополизация со стороны крупных сетей АЗС и неготовность большинства нефтяных компаний предоставлять площадку независимым сетям, говорят Чуйко и Красулин. «Ключевую роль в придорожном сервисе играют нефтяные компании, – утверждает Корябкин. – Спрос на бензин на трассе значительно выше, чем на пончики». Драйвером развития придорожного сервиса должны стать топливные сети, соглашается Красулин: никакой придорожный сервис не потянет площадки отдыха, полосы разгона и торможения, необходимо консолидировать затратную часть.

Максимально допустимое расстояние между объектами дорожного сервиса зависит от категории дороги и прописано в постановлении правительства № 860 «О требованиях к обеспеченности автомобильных дорог общего пользования объектами дорожного сервиса, размещаемыми в границах полос отвода».
Согласно этому документу, например, на автомагистралях, скоростных автодорогах и нескоростных автодорогах 2-й и 3-й категорий
хотя бы каждые 100 км должны располагаться АЗС, станции техобслуживания и пункты общественного питания,
хотя бы каждые 50 км – площадки отдыха.
На нескоростных дорогах 4-й категории – каждые 150 и 75 км соответственно.
Этим же постановлением регулируется набор услуг, которые должны включать различные объекты дорожного сервиса (стоянки, туалеты, мусоросборники и т. д.).

У кафе «Баранка» как раз есть успешный пример сотрудничества с сетями АЗС, а именно с ООО «Лукойл-Волганефтепродукт»: компании работают вместе с 2003 г. С тех пор было открыто 16 кафе на АЗС «Лукойла», где помещения под кафе находятся в аренде, и несколько совместных многофункциональных комплексов дорожного сервиса, где здания с кафе – в собственности «Баранки»: «Грязовец» и «Автофокус-Чекшино» на федеральной трассе М8 Москва – Архангельск и Автофокус – Липин Бор на федеральной автодороге А119 Вологда – Медвежьегорск.

У кафе есть свое производство для полного цикла приготовления блюд и выпечные цеха – везде, где есть возможность их разместить. Ассортимент полноценных блюд, «несомненно, предпочтительнее для потребителей, чем фастфуд и выпечка из замороженных полуфабрикатов», уверен Красулин.

На 2017 г., по словам Красулина, запланировано открытие еще четырех объектов в Вологодской, Ярославской и Владимирской областях. 20 декабря на одной площадке с АЗС ООО «Лукойл – Северо-Западнефтепродукт» в Ленинградской области должна открыться «Баранка» на 68 посадочных мест с полным циклом приготовления блюд.

«АЗС – якорный объект дорожного сервиса, вокруг которого должен строиться сопутствующий сервис: питание, мотель, автосервис и другие виды услуг для автомобилистов», – говорит Евгений Аркуша, президент Российского топливного союза. Владельцы АЗС, по его словам, активно развивают дополнительные услуги: по мере роста числа заправочных станций торговля топливом становится все менее эффективной, а доходность дополнительных услуг стабильно высока – у того же кофе, например, более высокая маржа, чем у топлива, хотя последнее дает основные обороты. При неблагоприятной рыночной ситуации маржа по топливу может быть и отрицательной, говорит Михаил Турукалов, генеральный директор Независимого агентства «Аналитика товарных рынков», а наличие собственных высокорентабельных сервисов – в том числе магазина и кафе – позволяет поддерживать общую маржу АЗС.

По оценкам JLL, средний чек кафетерия на АЗС составляет около 300 руб., чек автозаправки – от 500 до 7000 руб. в зависимости от транспортного средства.

50 млн путешествий внутри страны совершили в 2015 г. россияне
это на 20% больше, чем за предыдущий год, говорил руководитель Ростуризма Олег Сафонов на Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2016 г.
15% на столько, по его прогнозу, может вырасти внутренний туризм в 2016 г.
Одной из возможных точек роста он назвал санаторно-курортную инфраструктуру, оставшуюся в наследство от СССР, и предложил обратить внимание на караванинг: «Объем этого рынка в Европе оценивается в $19 млрд в год. Германию, например, ежегодно посещает 5 млн таких туристов, а Россию – только 2000. Нет инфраструктуры, и нет интересных маршрутов для автодомов. Надо их разрабатывать и предлагать» (цитата по «Деловому Петербургу»).

Рентабельность сопутствующего бизнеса в разы выше, чем у топливной розницы, подтверждает Роман Крылов, заместитель генерального директора по сопутствующему бизнесу «Газпромнефть-Центра» (оператора сети АЗС «Газпром нефть»): в среднем она составляет от 28% для товаров магазина до 45% для продукции кафе. В валовом доходе АЗС доля магазина и кафе в отдельных регионах доходит до 30%. «На наших станциях выручка от нетопливного бизнеса покрывает основную часть операционных затрат. Цель – довести этот показатель до 100%, что, в свою очередь, будет способствовать снижению стоимости топлива для клиентов. Плюс, как ни парадоксально звучит, для многих наших клиентов фирменный кофе Drive Cafe – не менее значимая причина заправиться именно на нашей АЗС, чем само топливо», – говорит он. «Газпром нефть» в первом полугодии 2016 г. выручила от продажи кофе на заправках 1 млрд руб., сказал Крылов в интервью корпоративному журналу «Газпром» (это 0,13% от всех продаж компании за этот период).

Экспериментируют нефтяники и с более сложными концепциями. Например, новая заправочная станция «Шелл» в Москве на 71-м км МКАД (на фото) работает по концепции городского кафе с зоной, отделенной от основного торгового зала, где можно перекусить, зарядить телефон, воспользоваться бесплатным WiFi, рассказывает представитель компании Вера Сурженко. «Шелл» сотрудничает и с независимыми операторами питания, но такие заведения обычно располагаются в отдельном здании на территории АЗС. Владельцы АЗС часто боятся, что присутствие сети фастфуда сделает их собственное кафе нерентабельным, признается Сурженко. И уменьшение количества клиентов, которые покупают что-либо в кафе, действительно происходит, но удачное соседство может привести большой поток новых клиентов и на АЗС, подчеркивает она.

Инвестор на обочине

Возможное слабое место концепции Росавтодора – то, что она написана органом власти, который владеет дорогой, но не землей, которая отводится под объекты придорожного сервиса, говорит Аркуша. Земля может принадлежать региональным, муниципальным властям или даже частникам, а к дорогам относится только полоса отвода – группы регуляторов между собой, по сути, не связаны. Соответственно, может случиться, что участок компания получает, а присоединение к дороге – нет.

Схема Росавтодора предусматривает создание на федеральных трассах 877 объектов дорожного сервиса и 257 многофункциональных зон обслуживания водителей и их пассажиров – итого 1134 точки, где путешественники могут отдохнуть и поесть. В январе 2015 г. на трассе М5 «Урал» при участии Росавтодора и администрации Пензенской области открылся комплекс «Золотой петушок», где есть гостиница, парковка, терминалы оплаты услуг. На федеральной трассе в Ульяновской области планируется создать автотуристический кластер с АЗС, гостиничным комплексом, кафе, магазинами, аптекой и пунктом оказания медицинской помощи. К 2018 г. такими зонами должны обзавестись еще четыре региона: в Алтайском крае построят «Золотые ворота», в Республике Бурятии – кластеры «Кяхта», «Байкальский» и «Тунинская долина», а также «Всплеск» в Ростовской и «Задонщину» в Липецкой области.

Сейчас доработкой схемы занимаются межведомственные рабочие группы, в ближайшее время итоговый вариант должен поступить в Росавтодор. Следующий этап – оценка соответствия типов предлагаемых объектов интересам частных инвесторов, а затем – интеграция в генеральную схему 36 туристических кластеров, которую Ростуризм утвердил для развития туризма. «Проект может быть успешен, если будет найден баланс интересов государства, федеральных регуляторов, крупного бизнеса, индивидуальных предпринимателей и общества в лице конечных потребителей», – считает Чуйко. &

Вернуться к номеру
Поделиться: